Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » 1985год » 1985год

1985 год (часть 3)
Из воспоминаний Суровцева Михаила Анатольевича, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого

«Главное, что все целы, и духи до позиции не дошли. Потом Мишка Свинарев, хозяин АК, объяснил, что автомат старый и предохранитель надо снимать не до щелчка, а еще дальше, но он забыл об этом предупредить. Урок запомнил на всю жизнь – никогда не расставайся со своим оружием. Свой родной автомат впоследствии мог найти в темноте в куче оружия мгновенно на ощупь и, казалось, даже по запаху. Без него чувствовал себя неуютно, как голый у всех на виду. Однако это был не последний случай, когда нас спасало не оружие, а глотка.
До рассвета практически никто не спал. Утром с КП приехал командирский БТР с начальником нашей ММГ. Майор Кузнецов привез переводчика и стал с ним расспрашивать наших ночных пленников. Девчонка так и не успокоилась, видимо здорово напугалась. Даже конфеты, которые откуда-то вытащил Репа, ее не утешили, да и пробовала ли она их когда-нибудь. Среди ее побрякушек оказалась сарбозовская медаль. Откуда она у них никто из «бачей» (пацанов) не признался, но и так было понятно, что дети духовские. Но дети есть дети, что с них взять. Пацаны глядели на нас волками, старшим наверняка уже пришлось подержать оружие против нас, так что никакой информации от них получить не удалось. С какой целью их пустили «живым щитом» мы так и не выяснили, ведь дорога вела вдоль всего нашего блока. Даже, проскочив нас, они бы напоролись на следующие позиции. Возможно, духи готовили нам сюрприз. На дороге, где дух запнулся за растяжку, валялись какие-то мешки, недалеко жевал колючку ишак со сквозным ранением в шею, до чего же живучая скотина. В мешках, снятых с других ишаков кроме тряпья и нескольких лепешек ничего не нашли. Кузнецов приказал ничего у них не брать и отпустить. Процессия, сопровождаемая всхлипами, двинулась прямо в горы на духовские позиции. Пока они не скрылись, никто не стрелял ни с той, ни с нашей стороны. Мы хоть успели наскоро позавтракать. А потом все началось сначала, как накануне. Стрельба со всех сторон, переползания. Правда духи почти перестали выпрыгивать из окопов, и мы и артиллерия успели пристреляться. Сарбозы вновь пошли на штурм кишлака, а нам очередной раз представилась возможность со стороны наблюдать этот кровавый спектакль. К крайнему дувалу они подогнали танк, который планомерно долбил по кишлаку прямой наводкой. Сарбозы под его прикрытием цепью продвигались вдоль длинного дувала. Когда дувал кончался, с позиции в глубине кишлака по ним начинал бить ДШК. Танк его накрыть не мог. Сарбозы бежали обратно, тащили раненных и убитых. Духи их преследовали, особо не скрываясь, пока не попадали в зону танкового огня. К тому же все поле между нами и кишлаком было изрыто арыками, из которых били духовские снайперы, то по сарбозам, то по нам. После очередного отступления союзников на кишлак обрушивался огонь нашей артиллерии. А потом все начиналось заново по тому же сценарию. И так весь день. Вскоре это зрелище стало уже неинтересным, потому что мы сами были участниками этой «массовки». Нам тоже не давали поднять головы. С помощью артиллерии удалось выбить духов с горных позиций слева от нас. Там на склоне горы осталось пастись три коровы, которые, не обращая внимания на войну, спокойно щипали свежую апрельскую траву. В конечном итоге их беспечность стоила им жизни, а мне нагоняя от начальства. Левая сторона находилась в зоне наблюдения экипажа 769-го БТРа. Когда духов оттуда вышибли и стало чуть полегче, дежурная смена с 769-го и присоединившийся к ним Мишка Свинарев из нашего экипажа, возомнили себя охотниками и под шумок перестреляли всю скотину. Причем долбили трассерами и со стороны КП было прекрасно видно откуда ведется огонь. В это время по заданию Репы я с помощью командирского триплекса пытался выследить снайпера, который доставал нас еще со вчерашнего вечера…
Наконец-то удалось засечь снайпера. Он перемещался по арыку тянувшемуся параллельно нашему блоку примерно посередине между нами и кишлаком и оттуда «окучивал» то нас, то сарбозов. Мы то все-таки были прикрыты броней нашего 770-го, а сарбозов он расстреливал метров с двухсот прямо на фоне дувала как в тире, пока они то шли в наступление, то отступая бежали, пополняя статистику потерь. Доложил начальнику. Репа взялся собственноручно завалить духа. Он зарядил трассерами снайперку, залег за БТРом и приказал нам с наводчиком корректировать его стрельбу. Мы, находясь в БТРе, хорошо видели голову духа, даже без оптики, он же расположившись внизу, сократил себе обзор и палил мимо, вернее совсем не туда. За наводчика сел Гоша Кувшинов, наш водила, пользуясь правами старослужащего. После третьего промаха Репы, он не выдержал и дал очередь из ПКТ, но взял слишком низко. Дух сообразил, что за ним началась охота, и нырнул на дно арыка. Мы с полчаса продолжали наблюдение, пытаясь отыскать его. Но арык тянулся на несколько сот метров, местами края поросли колючкой, в общем убежище что надо. Пытались привлечь его высовыванием каски из-за бруствера – бесполезно. Пол дня он нас не беспокоил и мы притупили бдительность. Особенно расслабился Миронов, хотя он и так был все время расслабленный. Этот «тормоз Апрельской революции» стал вставать во весь рост, почти не обращая внимания на свист пуль и наши окрики. В результате чуть не поплатился своей рыжей башкой. Одна из пуль едва не прошила его лоб, а он, остолбенев, продолжал хлопать длинными рыжими ресницами, пока кто-то из парней не спас это чучело, сбив его с ног пинком. Почти одновременно просвистела вторая пуля. Потерянный снайпер дал о себе знать, но на прежнем месте его не было. Опять стали высовывать каску – бесполезно. Кто-то додумался, что дух бьет с близкого расстояния и различает каску, понимая, что его хотят выманить. Решили аккуратно высунуть панаму. Как раз рядом со мной валялась панама «тормоза», я плавненько выложил ее на бруствер, пряча руку. Не успел оторвать руку, очередная пуля прошила панаму насквозь, прямо, где крепится тренчик, оставив аккуратные дырочки с обеих сторон. Я даже успел рукой ощутить поток воздуха от пули. Внутри все опустилось. Похоже, даже до «тормоза» дошло, что здесь не до шуток, больше не высовывался. По пулевым отметинам стало понятно направление его выстрела, и в триплекс я его сразу обнаружил. Дух обнаглел настолько, что стоял не прячась, высунувшись почти по грудь. Настолько, видимо был уверен, что мы его не заметим. Однако на этот раз ему не повезло, за пулемет сел Толик Чепель. Короткая очередь из КПВТ и от духа осталось только мокрое место. Больше со стороны кишлака нас никто не беспокоил. Зато на следующее утро духи еще раз проверили нас на прочность.
Было уже светло, и мы с «тормозом», отстояв третью смену, пилили добытый плуг на дрова, собирались готовить завтрак. Вдруг перед позицией рвануло, над головой просвистели осколки, часть даже шлепнуло по броне. Мы как ужаленные бросились к брустверу. Прямо впереди нашего БТРа, в десятке метров оседала пыль от разрыва, а на духовской позиции впереди на горе стоял столб песка. Только мы высунулись оттуда открыли бешенную стрельбу. Хорошо мы уже научились ориентироваться по вспышкам в щелях на духовской позиции, успели грохнуться на землю прежде, чем засвистели пули. Все высыпали из-под бронии и высунув только автоматы, палили наугад. Меняли магазины и снова стреляли. Парни поняли без слов, что по нам едва не попали из гранатомета и возможно обстрел повторится…
После духовского обстрела артиллерия обрушилась и на позицию на горе и на кишлак. На некоторое время стало поспокойнее. Но днем нас вновь обстреляли с гранатомета. На этот раз я дрых в БТРе, возле которого и разорвалась граната. Удар был такой силы, будто по броне долбанули кувалдой. Второй раз за неделю лишился слуха. В ушах стоял знакомый уже звон, а в мыслях – слава богу, опять повезло. Очухавшись, вылез из брони, посмотрел на гору – она вся в разрывах, а на подступах к ней пылает кишлак. Вскоре дали команду на сворачивание блока. Не солоно хлебавши, мы покидали Альмар, но главное без потерь.»

Из воспоминаний Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого

«25 апреля 1985 года. Выехали объединенными силами брать базу в долине Альмар. Участвовало 4 ММГ, полк и дивизия сарбозов с танками и пушками. Коридор нам сделали соседние мангруппы, так что мы быстро доехали до Альмара. Сразу наша мангруппа поехала в объезд поста на южную сторону долины. По дороге за крепостью подорвалась наша МТО на базе ЗИЛ-131. Пацаны сильно обгорели, но остались живы. На вертолетах их отправили в Союз. Наши коробочки растянулись и пошли на кишлаки, которые стояли перед нами в сторону гор. Наш БТР оказался возле самых сопок с краю долины. Засвистели пули, пришлось лезть под броню. Из гранатометов «духи» начали работать, взрывы были с разных сторон. Наконец, наводчику была работа, только успевали заряжать коробки для патронов ПКТ и КПВТ. Союзники пошли в наступление, но под первыми дувалами залегли, потому что «духи» сильно укрепили все подходы к базе. Наш фронт был сильно растянут, и сил наших было маловато, чтобы брать такую хорошо укрепленную базу. В нашей машине был командиром Холявко Г.В, молодой офицер. Он впоследствии остался в Керкинской ДШМГ служить еще на один год после двух положенных.
Наша Керкинская ДШМГ попыталась сесть сзади за кишлаками, на входе в ущелье. Но им это не удалось, потому что все вершины были утыканы ДШК. Борты только попытались сесть, как по ним тут же открывали огонь и приходилось улететь продырявленными. Короче, десант не высадили, оно и к лучшему для ребят. А то мы их могли и не отбить у «духов». Вечером мы отошли где то на километр от кишлака, прикрывая отход союзников. Они отходили и уносили с собой раненых и убитых.
На следующее утро снова пошли на кишлаки. Наши борты начали бомбить кишлаки и ущелье. Наше счастье, что у «духов» не было «Стингеров» и борты свободно летали. После артподготовки пошли сарбозы к кишлакам и мы за ними. Хотя это были бесполезные попытки. Вечером обратно отошли.
На третий день мы предприняли попытку вместе с сарбозами и огневой поддержкой подойти к кишлаку, но наши попытки были безрезультатными. Могли дойти только до первых дувалов. Да укреплена база была хорошо. В бинокль смотришь на сопки и видишь, как «духи» на ослах и лошадях возят боеприпасы на свои вершины. Там стояли палатки на вершинах. В общем, за всю службу мы впервые подошли на такое расстояние, больше такой возможности у нас не было. Подорвали машину МТО на месте и пошли на точку. В мангруппе мы уже подробнее узнали результаты этой операции. Был убит главарь банды.
Еще одно. Когда десант высаживался, и борты только начали приземляться, то кто то из «духов» не выдержал, открыл огонь по вертолетам. Борты обратно взлетели верх, они очутились там под перекрестным огнем. Если бы «духи» дали сесть бортам то, я думаю, мало кто живой там бы остался. А отделались испугом и простреленными бортами. Если я не ошибаюсь, то мы еще даже не выехали из мангруппы, а борты уже простреленные прилетели.

Из воспоминаний Павлика Николая, зампотеха 1 ММГ 47 пого

«Под Альмаром подорвалась наша МТО на базе ЗИЛ-131. Водитель и старший машины – сержант Черный из взвода обслуживания остались живы, но были сильно контужены. Хорошо, что машина подорвалась не передним колесом. После лечения в Союзе ребятя вернулись в мангруппу.»

Из воспоминаний Холявко Григория Васильевича, замполита 2 погз 1 ММГ 47 пого

«Небольшое дополнение по операции в районе Альмара в апреле 1985 года. Я со своим БТРом находился в боевой группе, возглавляемой начальником 3 погз майором Кириличевым Владимиром Кузьмичем. Всего в его группе было 3 БТРа. После того, как союзники пошли на кишлаки и залегли перед первыми дувалами, майору Кириличеву В.К. поступает команда от руководителя операции – на трех коробочках прорваться через кишлаки и запереть «духам» вход в ущелье. Кириличев В.К. от этой дурной затеи отказался. Сказал, что пока сарбозы не прочешут кишлаки, он туда на технике не полезет и Героя Советского Союза ему посмертно не надо. Надо сказать, что майор Кириличев В.К. уже ждал свою замену, так как отслужил в Афганистане свой положенный срок. Руководитель операции грозился ему даже трибуналом, но ничего у этого руководителя не вышло. Мудрый и опытный Кузьмич, как все его у нас называли, не повел подчиненных ему людей на убийство. Пытались высадить на вход в ущелье Керкинскую ДШМГ, но и от этой затеи ничего не вышло. Как я помню, там работало примерно 12 ДШК «духов». Видимо, операция была разработана без учета реальной обстановки и ее руководители хотели в очередной раз достичь результатов лишь за счет героизма и мужества советских пограничников.»

Из воспоминаний Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Под Альмаром у нас был еще подбит БТР № 731 разведвзвода. Стояли на блоке. В самом БТРе был только старший техник ИСВ прапорщик Прокощенков Сергей Анатольев. Он рассказывал потом: «Вижу со стороны кишлака вспышка и черная точка летит прямо в меня. Понимаю, что выскочить из БТРа уже не успеваю. Тут удар! Я ничего не понимаю, но понимаю, что живой, однако ногами двигать не могу». Граната ударила в передний нижний наклонный лист брони и прошла между нижним листом брони и поликами БТРа. Прокощенкова контузило, осушило ему ноги, но живым он остался. Отправили в госпиталь. В госпитале подхватил желтуху. Желтуха протекала намного тяжелее, чем контузия. В БТРе перебило тяги, но его притащили в ММГ. Восстановили. Но он так и ездил с дыркой от гранаты. Оставили ее на память. Во время какой именно альмарской операции это было, я уже точно не помню.»

Из воспоминаний Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно-саперного взвода 1 ММГ 47 пого

«Я подрывался на своем, 753 БТРе, на втором выходе под Файзабадом. Через месяц на БТР № 739 подлетел Серега Прокощенков, под Альмаром. Я тогда был в отпуске, говорили, что он остановился на мине, а когда тронулись подорвались. С дыркой от гранаты был 731 БТР «Кайсарский», на котором Серега «словил» гранату, это было до моего пришествия в ММГ.»

Из воспоминаний Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно-саперного взвода 1 ММГ 47 пого

«Каким образом я попал в Афганистан, прошли многие офицеры и прапорщики, но со своими курьезами. Для меня это путь начался в конце ноября в начале декабря 1984 года, в Биробиджанском пограничном отряде, когда меня вызвали в 4-ое отделение и «предложили» съездить в Хабаровский госпиталь пограничных войск с целью прохождения медкомиссии для прохождения службы в горной местности с жарким и сухим климатом. После успешного прохождения ВВК было сообщено, что командировку следует ждать в районе февраля-марта 1985 года. Прошел февраль, прошел март 1985 года и вот в начале апреля пришло распоряжение об откомандировании в КСАПО ряд офицеров и прапорщиков. В данном распоряжении была написано, что на должность инженера ММГ - командира ИСВ командируется лейтенант Губаревич Валера (офицер продовольственной службы). Распоряжению никто перечить не стал, и Валера Губаревич был откомандирован в Ашхабад. В это-же время начала формироваться ММГ для прохождения боевой стажировки на полгода на базе Биробиджанской ММГ. Мне была поставлена конкретная задача - готовить инженерно-саперный взвод и вместе с этой ММГ я поеду в Афганистан. Мои занятия со взводом продлились несколько дней, а точнее до прибытия Валеры Губаревича в Ашхабад и до выяснения, что на должность командира ИСВ прибыл офицер продовольственной службы. В субботу был вызван в 4-ое отделение, нещадно был обруган офицером 4-ого капитаном Базюлевым, мол что я еще делаю в Биробиджане, когда уже неделю должен находиться в Ашхабаде и в течении дня был рассчитан по всем службам. Где-то числа 11-12 апреля вылетел из Хабаровска в Алма-Ату, а оттуда в Ашхабад. Прилетел в Ашхабад в 1 час ночи. Мне объяснили, как добраться до управления КСАПО. Дежурный вахтер объяснил, как пройти до окружной приежки (гостиницы). Когда пришел по указанному адресу, то на доме увидел надпись «Швейная мастерская». Вернулся опять к управлению, снова прошел, как объяснили, и снова пришел к этой же швейной мастерской. Снова вернулся к управлению уточнить на вахте место нахождения приежки и там уже другой дежурный вахтер объясни, что это и есть окружная гостиница. Утром пришел, представился, дали «дежурный пиджак», сходить сфотографироваться на заграничный паспорт. В Ашхабаде провел два дня, а на третий день вылетел в Керки с предписанием на должность инженера ММГ - командира ИСВ 1 ММГ Керкинского пограничного отряда.
Когда увидел Керкинский пого, первая мысль была «куда я попал!», после типового нормально отстроенного Биробиджанского пого и такое захолустье. Представился командиру и был направлен к начальнику инженерной службы майору Протасову, если память не изменяет. Там же познакомился с инженером ПУЦ старшим лейтенантом Камилом Овходыевым. В день моего прилета в Керки группа, прибывшая с Дальнего Востока, разлеталась по ММГ. Встретился с Валерой Губаревичем и он мне рассказал, как его «вычислили».
После отлета группы меня отправили на ПУЦ, перед этим дав пособие по ведению боевых действий в Афганистане. Данное пособие почти десять дней перелистывал самостоятельно, попутно перебиваясь игрой в домино с начальником ПУЦа и начальником штаба ПУЦа.
В ММГ прилетел 28 апреля 1985 года, после обеда, за что сразу же был отчитан «дембелем», командиром ИСВ капитаном Каримовым Ф.М. Он сказал, что я опоздал на полдня, что он прилетел утром. Вместе с Каримовым пошли представляться начальнику ММГ и начальнику полевой опергруппы. Начальник ММГ майор Филиппов Б.Н. рапорт почти не дослушал, было две причины: первая причина - с НП минометной батареи доложили, что на минное поле со стороны позиции разведвзвода зашли бараны. Начальник ММГ поставил задачу технику ИСВ прапорщику Прокощенкову С.А. выгнать баранов с минного поля, что Серега и сделал с помощью гранат РГД-5. К ужину было семь баранов. Вторая причина была в том, что я прилетел в пограничной повседневной форме и меня погнали срочно переодеваться в полевую общевойсковую форму. Маскировка!
После переодевания, Каримов повел представлять меня по подразделениям и, к своему удивлению, я насчитал только из Биробиджанского пого шесть офицеров и прапорщиков. Женя Попов – взвод связи, Валера Медяков – ЗНЗ 3 погз, Володя Жерновников – секретарь комитета ВЛКСМ ММГ, Сергей Прокощенков – техник ИСВ, Валера Губаревич – зам. по снабжению ММГ и старый зам. по снабжению Лемещенко.
Вечером в землянке ИСВ был сабантуйчик, пришли начальники застав и офицеры подразделений, кроме офицеров и прапорщиков «государства Лесото» так называли минометную батарею из-за того, что ее расположение в лагере ММГ было обнесено колючей проволокой, примечание Степнова М.Г.). Так закончился мой первый день пребывания в ММГ.»

В апреле в северных провинциях ДРА насчитывалось около 50 мест дислокации подразделений ПВ.

Из воспоминаний Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно-саперного взвода 1 ММГ 47 пого

«Коллектив офицеров и прапорщиков принял меня в свой коллектив. Прием – передача взвода прошла быстро. Ф. Каримов объяснял по ходу как вести себя, от кого шарахаться, на что обращать внимание при проводке колонн и т.д. Через 2-3 дня Фаис Каримов улетел в Союз.
Первой моей операцией была проводка колонны в крепость Альмар.На операцию были задействованы все силы мейменинского гарнизона (35 пехотный полк, батальон ХАД и батальон царандоя). Старшим нашей колонны шел майор Фахорисламов Габдулла Исламович. Я шел на своем штатном БТР № 753 (водитель рядовой Колесников и наводчик КПВТ ефрейтор Ручка Николай). После спуска в русло Габдулла Исламович дал команду нашей боевой группе возглавить колонну, старший нашей группы, если память не изменяет, был Гриша Холявко. Место узкое, как меня учили и в училище, и начитался за десять дней, пока сидел в Керкинском ПУЦе, в умной книжке, большой шанс подорваться на мине и я высадил своих саперов проверять маршрут движения колонны. Где-то минут через тридцать-сорок афганцам надоело идти медленно и меня обогнали афганские саперы. Еще минут через двадцать они подорвались на мине, правда перед этим сняли несколько мин. К вечеру пришли в Альмари разбили лагерь. Нас следующее утро началась операция по завозу продуктов и воды в крепость. Мой экипаж учил меня, как действовать в той или иной ситуации, учили ползать. Но мне было как-то зазорно ползать и я лазил в БТР через верхние люки, пока пуля не попала в бронезаслонку лобового стекла с мой стороны. Ползать научился сразу. Вот чем запомнилась та моя первая операция.»


[b]Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Лейтенант Максимов В.Ю


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Лейтенант Максимов В.Ю. с трофейным ППШ


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Крепость Альмар.


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого. Личный состав 1 погз у землянки. Лагерь ММГ «Меймене». 1985 год.

Комментарии к фото Цехмейстера Николая Анатольевтча, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого.

«Во втором ряду справа налево первым стою я, потом Суслов П.Т., Харченко С. В самом дальнем ряду слева направо Солодовник Виктор, Голяк В.Н. и, наверное, Кириченко А.А. в панаме выглядывает. Он тоже в Керкинское ДШ ушел и там на операции ему колени из стрелкового оружия перебило. Долго лечился, наверное, даже в Москве. К нему ездил Крымский В.В., когда был в отпуске. В первом ряду слева направо: Бабаев Сергей Витальевич (никогда не ругался), Онищенко Андрей В. Дальше четыре дембеля, которые меня благодарили за то, что мы пропустили мину в конце марта и их БМП № 746 подорвалась. Их за это представили к наградам. До этого они были в немилости у командиров. И последний Новик Вадим Ю. моего призыва.»


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого.
Личный состав 1 погз, призыв весна 1983 года. Во втором ряду третий слева – замполит 1 погз лейтенант Крымский Виталий Владимирович, четвертый слева – начальник 1 погз капитан Шуликов Петр. Лагерь ММГ «Меймене». 1985 год.

Из воспоминаний Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого.[/size]

«Как то в апреле или мае 1985 года сидим мы за землянкой и чистим автоматы после операции. Тут выстрел, пуля пролетела удачно, никого не задев. Оказывается, у кого то из ребят в патроннике патрон остался. Он, не зная того, на спуск нажал. Помню, что все под дурака закосили и того парня не сдали. Все как-то тихо прошло.»


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого.

Личный состав 1 погз, призыв осень 1983 года. На снимке:Бабаев Сергей – наводчик-оператор БМП-2,Назаров Николай – наводчик-оператор БМП-2, Охотников Александр, Камеристый П.А., Поляков С.А., Середа Сергей, Решетняк Ю.Н., Кириченко А.А., Сивак Александр, Подольский А.П., Громов А.А., Горяченков В.А., Онищенко Андрей, Теляшев Ш.Г. Лагерь ММГ «Меймене». 1985 год.


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого. Слева направо: Цехмейстер Н.А., механик водитель БМП рядовой Исекенов Максут Лагерь ММГ «Меймене». 1985 год.

В районе стыка границ трех государств четыре мотоманевренные группы ПВ совместно с афганским батальоном рейдовыми действиями пытались ликвидировать вновь просочившиеся в этот район группы мятежников. Те уклонялись от боевых столкновений, укрывались на иранской стороне, а затем появлялись снова. Еще в марте 1985 г. командование САПО решило выставить на пути движения караванов, в районах Чихи-Гальгаль, Карези-Ильяз, Дашак, пограничные гарнизоны. В то время на шестимесячную боевую стажировку в округ прикомандировывали мотоманевренные группы из других округов (Забайкальского, Тихоокеанского, Дальневосточного).

В мае-июне на стыке трех границ была проведена крупная операция.

В этой операции принимали участие от 1 ММГ «Меймене»: НДШЗ (начальник НДШЗ – старший лейтенант Сирик В., заместитель начальника – старший лейтенант Данилов А.В., замполит – лейтенант Степнов М.Г., старшина – прапорщик Прокощенков С.А.) и минометный взвод (лейтенант Храмцов В., лейтенант Большедворский С.)

Категория: 1985год |
Просмотров: 4147 | Комментарии: 4
Всего комментариев: 4
0  
4 maimana-1   (01.02.2010 21:26)
Я точно сказать не могу, участвовала ли НДШЗ от 1 ММГ "Меймене" в операции по взятию горы Дашак в ноябре 1984 года. У меня таких данных нет. Керкинская ДШМГ участвовала точно. А вот в мае-июне наша НДШЗ принимала участие по взятию горы Чашмайи-Инджир.

0  
3 Добрыдень   (29.01.2010 20:02)
1 ММГ возле кишлака Керази - Ильяс выставлена 28.11.1984 года, Забайкальская ММГ, я вошол в Афган в составе этой ММГ, наш ввод прикрывала Керкинская ДШМГ и бойцы с близь росположеных ММГ, примерно с 17-25 декабря 1984 года в районе горы Дашак проводилась операция по захвату банды которая укрепилась на вершыне горы, с участием опять-же Керкинской ДШМГ нашей ММГ и придаными НДШЗ, банду розбили многих взяли в плен, пленные духи с главарем банды находились в котловане под землянку их охраняли бойцы Керкинской ДШМГ. В этой операции принимал участие сержант Капшук в последствии ставшый героем Советского Союза. После окончания операции с бойцов ММГ Керази-Ильяс сформировали заставу которая и заняла позиции на точке Дашак, на трех площадках я находился на площадке ближе к Иранской границе, основная задача была не пропускать караваны с оружием в глубь Афганистана, прикрытие колон на Чикав, Калайнау, затрудняло выполнение боевой задачи то что банды появлялись со стороны Иранской границы и как только мы начинали вести массированный огонь они уходили к Иранской границе стрелять-же в сторону со-придельного государства мы не могли. В апреле 1985 года Забайкальская ММГ и застава на Дашаке были сняты, нас кажется поменяла Тихоокеанская ММГ, я был переведен в 1ММГ г. Маймене.

0  
2 maimana-1   (15.11.2008 22:02)
На фото "Личный состав 1 погз у землянки", если я не ошибаюсь, в первом ряду третий справа - Цапенко. И на фото "Личный состав 1 погз, призыв весна 1983 года" он же в первом ряду второй справа.

0  
1 К0лЯ   (15.11.2008 20:19)
Вот этого я не знал что должны были в кишлак идти.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz