Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Книга памяти
КАЗАКОВ Виктор Иванович (часть 1)
КАЗАКОВ Виктор Иванович
(03.06.1959 – 25.11.1987)


Из «Книги памяти: Военнослужащие органов и войск КГБ СССР, погибшие в Республике Афганистан (1979 – 1989)»

Старший лейтенант, заместитель начальника погранзаставы по политической части. Родился 03.06.1959 года в селе Рудкино Хохольского района Воронежской области, русский, член КПСС. В ВС СССР с октября 1978 года. В 1983 году окончил Высшее пограничное военно- политическое училище КГБ СССР. В Республике Афганистан с июня 1986 года. Участвовал в 4 боевых операциях. 24.11.1987 года в ходе десантно-войсковой операции с группой блокирования попал под сильный огонь противника. Приняв решение на вывод группы из под обстрела, сам остался в составе прикрытия. Боевая группа вышла из зоны огня без потерь, а Виктор Казаков получил смертельное ранение. Посмертно награжден орденом Красной Звезды. Похоронен в родном селе.

Из официального сайта Воронежской организации инвалидов и ветеранов Афганистана «Афган – ты боль моей души»

Старший лейтенант, заместитель начальника погранзаставы по политчасти, родился 3 июня 1959 года в селе Рудкино Хохольского района, русский. Учился в Рудкинской 8-летней и Костенской средней школах. В Вооруженных Силах СССР с октября 1978 года В 1983 году окончил Высшее пограничное военно-политическое училище КГБ СССР. В Республике Афганистан с июня 1986 года Службу проходил в войсковой части 2042. Участвовал в 4 боевых операциях. 24 ноября 1987 года в ходе десантно-войсковой операции получил ранение, от которого скончался в госпитале города Мары. “Единственное, чего не могу понять, - признается сестра Виктора, Наталья Ивановна Концова, - как могли допустить, чтобы человек умер от потери крови?! Сутки в госпитале не оперировали, как будто ждали, сколько может выдержать”. Подробных сведений об обстоятельствах гибели нет. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно), медалью “Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа”. Похоронен в родном селе.

Из воспоминаний Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Так получилось, что в 1985 году в нашей 1 ММГ «Меймене» замполитами всех трех застав были выпускники 1983 года нашего Высшего пограничного военно-политического училища КГБ СССР имени К.Е.Ворошилова. Замполит 1 погз – Крымский Виталий Владимирович, 2 погз – Холявко Григорий Васильевич и 3 погз – я. Естественно, как однокашники, мы дружили друг с другом. Летом 1986 года Холявко Г.В. переводится замполитом ДШЗ в Керкинскую ДШМГ. На его место, к нашей общей радости, прибывает тоже наш выпускник –Казаков Виктор Иванович. Мы тогда посчитали, что голицынский паритет в Меймене нарушен не был. В первое время Витя, хотя и не имел такого боевого опыта, который уже был у нас с Крымским, тем не менее, пользовался большим уважением и авторитетом, как среди однокашников, так и среди всех офицеров ММГ. К подчиненным был в меру строг, с товарищами скромен. Непосредственно в Меймене он пробыл недолго. Дело в том, что 2 погз выделили, как отдельный гарнизон и они убыли в район Файзабада, это северная часть Ширинтагоба. После убытия 2 погз в Файзабад, я с Виктором Ивановичем Казаковым больше не встречался. Знал, что у них, в Файзабаде, обстановка достаточно спокойная и сведений о каких-то обстрелах их точки не поступало. В районе Файзабада главенствовал бандглаварь Расул, который то переходил на сторону народной власти, то опять был в оппозиции ей. В апреле 1987 года я заменился, но продолжал переписку с сослуживцами из Меймене. Где-то в декабре 1987 года мне пришло письмо от Суровцева Виктора Ивановича – начальника 3 погз 1 ММГ, к тому времени уже тоже заменившегося. Он написал, что в ноябре 1987 года погибли наши сослуживцы: Красильников Сергей (к тому времени уже служивший в Керкинской ДШМГ) от попадания мины в окоп и Казаков Виктор от попадания пули в живот при проводке колонны в районе кишлака Ислим. Подробности гибели Казакова он не описывал. Как оказалось позже, Казаков В.И. погиб не в районе кишлака Ислим, а значительно севернее – в районе кишлака Сарайи-Кала.»

Из воспоминаний Терехова Сергея Валентиновича, замполита минометной батареи 1 ММГ 47 пого

«Ситуация выглядит так: с ротой подвоза границу пересёк старший лейтенант Казаков Виктор Иванович, который был заместителем начальника заставы в Файзабаде (он возвращался из отряда). Сопровождение от файзабадской заставы встретило на границе роту подвоза и он пересел на свою броню. Под кишлаком Атаханходжа (кишлак Атаханходжа указан ошибочно, Казаков В.И. погиб под кишлаком Сарайи-Кала, примечание Степнова М.Г.) колонна попала в засаду и в этом бою Казаков погиб, это произошло 24.11.1987»

Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Однокашники в городе Меймене. Слева направо: замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович, старший лейтенант Степнов М.Г. 1986 год.

Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. После первого обстрела ММГ реактивными снарядами возле штабной землянки. Слева направо: начальник 1 погз майор Воробьев Виктор Васильевич, старший лейтенант Степнов М.Г., замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович. 1986 год.

Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. На взлетно-посадочной полосе 1 ММГ. Слева направо: замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович, заместитель начальника 3 погз лейтенант Петров Александр Иванович.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. После футбольного матча в 1 ММГ. Сидит в центре замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович.

Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Возле землянки 3 погз в лагере 1 ММГ. Слева направо: замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович, старший лейтенант Степнов М.Г., заместитель начальника 3 погз лейтенант Петров Александр Иванович. По стечению обстоятельств на тот период уже начальник 1 погз старший лейтенант Петров А.И. подорвется на БМП № 747 в кишлаке Ислим в то же время и на той же операции, когда погиб КАЗАКОВ Виктор Иванович в кишлаке Сарайи-Кала.

Фото из архива Копенкова Сергея, командира «Чайки» № 749 взвода связи 1 ММГ 47 пого. Общий вид отдельного гарнизона «Файзабад», в котором с 1986 года проходил службу замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович.

Фото из архива Копенкова Сергея, командира «Чайки» № 749 взвода связи 1 ММГ 47 пого. Общий вид отдельного гарнизона «Файзабад», в котором с 1986 года проходил службу замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович.

Фото из архива Тютерева Дмитрия Борисовича, командира отделения 1 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого. В отдельном гарнизоне «Файзабад». Крайний слева – Тютерев Д.Б., второй слева замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович. 1986 год.

Фото из архива Богданова Роберта Артуровича, командира БМП № 776 1 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого. В отдельном гарнизоне «Файзабад». Слева направо: прапорщик Марчук, замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович.

Из воспоминаний Борисова Алексея, заместителя командира противотанкового взвода 1 ММГ 47 пого

«24.11.1987 года при проводке колонны в Меймене, в районе кишлака Атаханходжа (кишлак Атаханходжа указан ошибочно, Казаков В.И. погиб под кишлаком Сарайи-Кала, примечание Степнова М.Г.), мы попали в засаду. Расчет был точный, и духи били в середину колонны, а именно в транспортную машину минометной батареи. Попали в нее с первого раза из ручного гранатомета, не знаю точно, остался ли кто жив из ЗИЛ-131-го. Остов от сгоревшей машины, вероятно, и по сей день стоит там. Далее разворачивалось все очень просто, первая часть колонны, отрезанная от прикрытия сзади, успешно ушла, а мы встали на узкой дороге и, так как, не было возможности развернуться всем сразу, приняли бой. Коробочка с Казаковым шла в начале нашей группы, т.е. сразу за колонной. Смерть была нелепой. Просто передвигались, как всегда на броне из-за угроз подрыва на минах, а Казаков ехал старшим на бронетранспортере, как раз справа (со стороны сопок). Его ранило в живот, по-моему, даже навылет, все залезли под броню и стреляли по кишлаку, чтобы там нельзя было поднять и головы. После этого развернулись и встали на блок в сопках перед кишлаком. Потом прилетели борты, перепахали все, забрали раненых и ушли. Дальше из-за давности некоторые факты утеряны, но, по-моему, простояв несколько дней, вернулись в Файзабад. По дороге встретили батальон Советской Армии, который с танками, гаубицами, но совершенно без прикрытия с воздуха двигался нам навстречу. С нами остался «Град» с двумя ТЗМ. Мы выкатываемся из-за сопок колонной единиц в 10 и навстречу нам этот батальон, зрелище впечатляющее, после нашей колонны, которую сопровождали БМП и БТРы, колонна с танками наводила ужас, как мы думали. Когда мы пришли в Файзабад, то нам сообщили, что головной танк, а именно трал на танке подорвался на мине буквально через час после нашего прохода. Впоследствии, когда мы проходили через кишлак, не было никаких даже попыток на стрельбу. Я служил в Меймене с августа 1987года по февраль 1989года, был на всех операциях и всех засадах проводимых в 1 ММГ, служил заместителем командира взвода ПТВ.»

Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого. Кишлак Сарайи - Кала. Подбитый и сгоревший ЗИЛ – 131 погибшего ПОДРЕЗА Павла Францевича из ММГ «Калайи – Нау» Тахта – Базарского пого. За этой машиной следовал БТР старшего лейтенанта КАЗАКОВА Виктора Ивановича.

Из воспоминаний Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого

«Я был на этой операции. Наша колонна шла позади и только по радио слышали о том, что творилось. Затем мы работали по кишлаку вместе с приданным армейским батальоном из 122 полка и расуловцами. То есть на момент прохода колонны через кишлак не присутствовали. Про Казакова В.И., к сожалению, ничего рассказать не могу. Это, насколько я помню, был 1-й этап Дарбандской операции. При взятии самой базы практически никто не пострадал кроме офицера разведотдела при падении или посадке борта практически на позицию ДШК. А вот по пути к базе потерь было много, в том числе и в ДШ.»

Из воспоминаний Борисова Алексея, заместителя командира противотанкового взвода 1 ММГ 47 пого

«Где-то я уже писал об этих событиях, постараюсь вспомнить еще раз. Заранее прошу прощения за неточности в описании событий, т.к. это происходило очень давно, правда, некоторые отрывки стоят прямо перед глазами. По гибели Казакова В.И. могу лишь сказать то, что умер он не во время обстрела, тогда он был тяжело ранен в живот. Случилось это то ли осенью 1987 года при проводке колонны в Меймене. Нас, а именно, меня и Вову Кеда осенью 1987 года перебросили из Меймене в Файзабад в составе нештатного ДШ (кто еще был из Меймене, не помню), как расчет СПГ-9. Я тогда был командиром расчета, а Вова – наводчиком. Вероятно, нас кинули туда, потому, что там не было расчета гранатомета и командование решило усилить точку. За время пребывания в Файзабаде, мы отъездили на все выезды, которые организовывались там. Так мы и попали на сопровождение колонны в Меймене. Как сейчас помню, погода была хорошая, и двигались мы довольно таки быстро, к тому же перед нами проскочила колонна сарбозов совершенно без выстрелов. Перевалив через сопки, вышли в долину, в которой и находился тот злосчастный кишлак. Всем была дана команда двигаться внутри коробочек, но с открытыми люками, вероятно, существовала явная опасность обстрела, т.к. в остальное время моей службы на той стороне мы всегда передвигались на броне из-за опасности подрыва на минах. Не знаю, по какой причине Казаков оказался на броне, ясно лишь одно, это была роковая ошибка. Мы двигались на БМП-1 файзабадской заставы, которая была от 2 ММГ «Шиберган», четвертыми или пятыми от транспортной машины минометной батареи. Ничего не предвещало беды, и когда услышали громкий взрыв, многие вылезли посмотреть, что же случилось. Я тоже вылез из БМП и увидел клубы черного дыма, которые отделили первую половину колонны от второй. Расчет «духов» был верный - на узкой части дороги они выстрелили из РПГ в транспортную машину минометной батареи с расчетом, что при детонации произойдет взрыв и это отрежет вторую часть колонны. Но на удивление взрыва не произошло, и водитель смог увести машину с дороги, а может она сама по инерции скатилась в кювет. В это время начался обстрел оставшейся части колонны со всего, что у них было. Соответственно, мы тоже стали отвечать. В этот момент и был ранен Казаков В.И. Пуля прошла, по словам очевидцев, справа налево в живот. Мы стали, отстреливаясь, разворачиваться, пока не начали взрываться мины в кузове горевшего автомобиля и отходить за ближайшие сопки. Что было дальше не могу вспомнить. Помню лишь, что пришли борты («крокодилы») и в течении получаса равняли все подряд, все что вызывало подозрения. Через какое то время мы совершенно спокойно прошли этот кишлак без единого выстрела. О том что произошло там напоминала лишь груда искореженного железа, оставшегося после ЗИЛ-131.»

Место гибели старшего лейтенанта КАЗАКОВА Виктора Ивановича

Место гибели старшего лейтенанта КАЗАКОВА Виктора Ивановича

Из переписки Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Единственное что мне не совсем понятно – почему большинство говорят о кишлаке Джумабазар, где погиб Подрез. Этот кишлак уже на дороге Андхой – Меймене, где и Сарайи-Кала, там, где погибли военнослужащие Керкинской ДШМГ. Т.е. они как раз этот район блокировали. Хотя колонна была действительно большая, и растянуться могла на несколько километров. Но Борисов Алексей пишет, что шли вслед за Подрезом? Насколько я сегодня могу понять, колонна была не одна, вторая шла из Шибиргана (в которой и термезцы тоже шли, которые потом останки Подреза собирали, и потом их на блок Сарайи-Калы бросили).»

Место гибели старшего лейтенанта КАЗАКОВА Виктора Ивановича

Из переписки Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого с Суровцевым Михаилом, командиром расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого

«Ты знаешь, я внимательно посмотрел карты, которые ты мне прислал, (до сего момента по Казакову я этого не делал) и сделал вывод, что Борисов Алексей ошибся с названием кишлака. Хотя и Терехов Сергей называет место гибели Казакова – кишлак Атаханходжа. В Меймене есть два пути. Один через Атаханходжу – Токали-Намуса – Зульмабад. Второй: через Файзабад – Сарайи-Калу – Ислим. Я почему-то сразу подумал, что колонна шла через Атаханжоджу. Тогда для меня была непонятна фраза Борисова «…простояв несколько дней, вернулись в Файзабад…». Скорее всего, дело было так. Засада была действительно в районе Сарайи-Калы. И ДШМГ бросали в этот район. Там, в зеленой зоне, все кишлаки между собой практически сливаются (посмотри на карту). Казаков В.И. ехал из отряда. В районе границы пересел на свой БТР, который принимает участие в проводке колонны. Естественно, что проехав свой отдельный гарнизон Файзабад, Виктор Иванович в нем не остался а поехал дальше сопровождать колонну до Меймене. Не тот он человек был, чтобы на своей точке слезть с брони и остаться в тиши. Да и операций на тот момент у него было немного (в Файзабаде было спокойно), хотелось поучаствовать в боевых действиях. И товарищей много было в Меймене, которых он давно не видел. Вот Виктор и проехал Файзабад. Тогда и Суровцев Виктор Иванович писал мне правильно, что Казаков погиб в районе Ислима. Так как Ислим один из наиболее крупных кишлаков в этом районе и наиболее известный нам, мейменинцам, а Сарайи-Кала севернее его. Но почему руководители операции выбрали именно этот маршрут, для меня не совсем понятно. При мне этот маршрут был более опасный, чем маршрут через Атаханходжу. Может попутно решались и какие-то другие задачи. Не могу сказать. Исходя из воспоминаний участников, можно сделать следующий вывод. Или Казаков погиб в Сарайи-Кале, сразу за подрывом ЗИЛ-131 Павла Подреза. Или какая-то часть колонны действительно шла через кишлак Атаханходжа и в этой Атаханходже был еще один подрыв ЗИЛ-131 с боеприпасами. Информацию о втором факте не встречал более нигде, так что, первая версия наиболее правдоподобная.»

Из воспоминаний Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«Хочу пояснить, что как такового кишлака Джумабазар на карте нет. Афганцы называют Джумабазаром район от кишлака Ислим до кишлака Боймогли. Фактически же Джумабазар - это центральный базар района названных кишлаков, расположенный в районе отм. 653.9. Джума - это воскресенье по афганскому календарю, по нашему пятница. Получается, Джумабазар - воскресный базар. Автоматически название Джумабазар получил весь район, жители которого торгуют в указанном выше месте. На английских картах нередко можно увидеть это название как кишлак, однако афганские офицеры (большей частью артиллеристы) очень скептически относились как к их точности, так и названиям кишлаков, не отвечающим реальности.»

Из книги «По обе стороны границы (Афганистан: 1979—1989)» М.: Граница, 1999, «На Керкинском направлении» Генерал - лейтенант запаса Мартовицкий Анатолий Нестерович, начальник оперативной группы, первый заместитель начальника войск КСАПО

«…остановлюсь только на одной, так называемой «многоэтапной» операции, проведенной в Фарьябской провинции в декабре 1987 года. Большую угрозу нашей южной границе представляло формирование под общим руководством Ермамада, отдельные группы которого выходили на границу, обстреливали наши погранотряды, грабили местное население, похищали скот. Но главное - это формирование имело вблизи нашей границы большие склады с оружием и боеприпасами, средствами подрыва и диверсий. В связи с этим генерал армии Матросов В.А. дал команду тщательно изучить обстановку на Керкинском направлении и внести предложения по ее стабилизации. В результате вывод был один - провести многоэтапную операцию по ликвидации формирования Ермамада, а также складов с оружием и боеприпасами. В Москву был представлен замысел операции, который с небольшими поправками был утвержден. Суть его заключалась в следующем: спецподразделениями со средствами усиления под прикрытием с воздуха, с ходу разгромить противника в районе Джумабазар и Морчегаль, соединиться в районе Меймене с нашим гарнизоном и в дальнейшем уничтожить горную базу противника Дарбанд и опорный пункт Атаханходжа. Операция началась неудачно. Из-за сложного горного рельефа техника могла пройти только через кишлаки. Бандиты вдоль узкой дороги под дувалы посадили детей. Стрелять было нельзя. В центре первого кишлака внезапно из-за дувала была подбита и загорелась автомашина с минами. Колонна была перерезана пополам: первая ее часть пошла вперед, а вторая с боем начала отступать. Появились потери, но паники не было. Заработали вертолеты, артиллерия, вооружение бронетехники. Колонна вышла из кишлака, и подразделения перешли к обороне. В последующем попытка преодолеть кишлак удалась, и обе части колонны соединились. Не сладко пришлось и при преодолении Морчегальской зоны. Пока не были уничтожены огневые средства душманов, колонна не двинулась с места. Неделя времени понадобилась нам для соединения с гарнизоном Меймене.»

Из воспоминаний Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«Кишлак Сарайи-Кала и его северную часть представляю зрительно. В 1982 – 1983 годах через «зеленки» Ширинтагоба и Джумабазара водили и сопровождали колонны из Керков для себя, и афганские из Мазари - Шарифа в Меймене для обеспечения города всем необходимым и в первую очередь дизтопливом. Кстати, Ширинтагоб - это тоже не кишлак, а район от кишлака Исламкала до Рахматабада. Примерно где-то к концу 1983 года провели первую колонну через Джалаирскую долину к 51 п/зн. Освоив новый маршрут, в Ширинтагоб и Джумабазар стали выходить с целью поддержки подразделений властей, ведения боевых действий против БГ. К этим выходам, как правило, власти приурочивали проводки своих колонн, и наоборот. Район Сарайи-Кала, начиная с 1982 года и по вывод войск из ДРА, оставался под влиянием бандгрупп. При проводке колонн через этот кишлак мы блокировали его западную часть, забираясь на сопки (БМП повыше, БТР ниже, как позволяла местность). ДШМГ десантировались за кишлаком Янгикала, блокируя его с восточной стороны. Исходя из описания операции «Дарбанд» генерал-лейтенантом Мартовицким А.Н., где он указывает, что по замыслу операции спецподразделения должны были разгромить противника в районе Джумабазар и Морчегаль … и далее он пишет, что в центре первого кишлака … была подбита и загорелась автомашина с минами. Колонна была перерезана пополам: первая ее часть пошла вперед, а вторая с боем начала отступать. Появились потери. Так вот, первый кишлак - это Сарайи-Кала, а понесенные потери – это 24.11.1987 года водитель Подрез П.Ф. и заместитель начальника заставы Казаков В.И. Место их гибели - квадрат на карте с отм. 672.0. По улитке 3., т.е. примерно - это пересечение небольшого ручья с дорогой. Уточняя это, я по телефону разговаривал с бывшим заместителем начальника ОГ «Меймене» (на тот момент мы оба находились в лагере «Меймене»). По его мнению Казаков В.И. погиб в кишлаке Сарайи-Кала, ближе к северной его части. Учитывая описания этого боя его участниками (Борисов Алексей), можно определенно говорить, что расстояние между Подрезом П.Ф. и Казаковым В.И., на момент поражения ЗИЛа из гранатомета, не превышало 100 метров (с очень большой натяжкой – до 500 метров), и далее Борисов Алексей пишет, что … шли четвертыми или пятыми от транспортной машины минбата, т.е. Казаков шел за Подрезом. И по времени Казаков В.И. погиб после подрыва ЗИЛа Подреза П.Ф., т.е. где-то минут через 10. Борисов Алексей далее вспоминает, что … перевалив через сопки вышли в долину в которой и находился тот злосчастный кишлак. Т.е. они прошли отм. 653,9. Учитывая фото Бурмакина Сергея, можно говорить о том, что дорога проходит рядом с сопками (они на заднем плане). Из указанного выше я и нанес на карту места, где они погибли. Далее получается, что ДШМГ десантировали 25.11.1987 года, т е. после потерь в колонне 24.11.1987 года, с целью блокировать Сарайи-Кала для проводки оставшейся части колонны.»

Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого.БМ «Град» работают по кишлаку Сарайи – Кала перед его проческой.

Из воспоминаний Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого

«Дорога шла по кишлаку и в нем делилась на две. В месте ее раздвоения выбежал бача. В пыли не было видно куда точно ехать. Тут ЗИЛ и долбанули из РПГ. Так доводилась нам информация. Ситуация складывалась следующим образом: в кишлаке зажали пехотную дивизию сарбозов. Когда наши начали подходить, дивизию пропустили, а наших зажали. Потери были в колонне и в ДШ, которые вокруг рассаживали в горах. Я слушал переговоры по радио, запомнился позывной бортов. "Чайки, чайки, чаечки"- кричали из колонны, но борты сесть не могли. Помню ответ от одного экипажа "Я же на горбатом летаю, где ж я здесь сяду". В общем, очень напряженно и эмоционально все было, а мы пока ничем помочь не могли, не дошли еще. Когда дошли, взяли расуловцев, дали им боеприпасов и после артподготовки и других мероприятий, уже не помню на который день, они пошли. Не хотели идти без поддержки «крокодилов». С нами усиленный батальон армейцев был, танками разровняли весь кишлак. Мы первыми подошли к остаткам машины и погибшего».

Из воспоминаний Бынькова Виктора, наводчика АГС-17 1 погз 5 ММГ «Кайсар» 68 Тахта – Базарского пого

«Своим рассказом об операции под Меймене я не претендую на историческую точность и соответствие виденных и описанных мною событий реалиям. Прошу учесть, что я был солдатом первого года срочной службы и многих вещей мог не знать или недопонимать. Тем не менее, все, что будет описано мною, я видел лично сам, либо пишу со слов других участников операции. Итак, в ноябре 1987 года нам сообщили, что возникла опасность блокирования соседней с нами ММГ Керкинского пого формированиями душманов. Была организована боевая группа ММГ «Кайсар», которая выдвинулась на границу, а затем вдоль КСП двинулась в сторону 14 заставы и далее – в сторону 1 заставы Керкинского отряда. Здесь уже формировалась сводная боевая колонна. Точный состав не помню. Хорошо запомнились БМП – 2 Керкинских ММГ. До этого времени я видел только БМП-1, на которой и сам передвигался вторым номером расчета АГС. Когда началось выдвижение колонны в сторону г. Меймене, мы две БМП Кайсарской ММГ, оказались в самом конце колонны: техническое и боевое замыкание. Под кишлаком Ислим (под кишлаком Сарайи-Кала, примечание Степнова М.Г.) колонна остановилась. Мы не сразу поняли, что начался бой, так как были далековато от его эпицентра. Поступила команда: «Под броню!». Наш правый борт был повернут в сторону, обратную кишлаку, поэтому мы вставили автоматы в бойницы и ждали команды. Зато во всю трудился наш наводчик Рамиль Шайхутдинов, довольно быстро расстрелявший боезапас орудия. Затем он достал НЗ, снарядил и взялся за пулемет. Из левого десанта от бедра работал пулеметом Миша Панько. Затем началось перестроение колонны, и мы повернулись к кишлаку правым бортом. Тут пришла наша очередь пострелять из автоматов, прикрывая отход колонны. Затем моему первому номеру Толе Пляшечко поступил приказ открыть огонь из АГС. Четыре коробки улетели быстро. Я только успевал их ему подавать. Видно, действовал шустро, коль заслужил впоследствии похвалу скупого на это дембеля. Миша Панько через наши головы продолжал стрелять из ПК. Когда я подавал очередную коробку с гранатами, раскаленная гильза залетела мне за шиворот. 6 месяцев потом лечил гноившееся место ожога. До сих пор на спине шрам от ожога, а на руке – от открывания бойницы. Вот такая память… Плохо помню, как отходила колонна. Хорошо запомнил, как мы оцепили небольшую равнину, на которую сели «борты», вывозившие старшего лейтенанта Казакова В.И. По словам, водителя нашего бензовоза, ехавшего следом за машиной Подреза, на раздвоении дороги на дорогу вышел «дух» с гранатометом и показал Подрезу, чтобы тот сворачивал влево. Не помню, свернул ли он. Знаю только, что вслед за этим его машину в упор расстреляли из РПГ. Наш бензовозник каким-то чудом ушел из-под обстрела. БТР Казакова находился где-то рядом. Так вот, по слухам, смертельно ранен он был не пулей, а осколками гранаты, скользнувшими по броне. Если бы успел под броню – был бы жив. А Подреза сразу вывезти не смогли. Его 66-й пылал, как факел (не ГАЗ-66, а ЗИЛ-131, примечание Степнова М.Г.). Колонна отошла, по-моему, километра на три. Рассредоточились, как положено. Заняли господствующие высоты. Начали закапываться в землю. Стояли несколько дней. Обжились. В один из дней провели операцию по вывозу тела Подреза. Как всегда сначала место обработали «Грады», затем высадили ДШ (по-моему, мейменинское). Ребята и забрали тело Подреза.»

Из воспоминаний Тютерева Дмитрия Борисовича, командира отделения 1 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого

«Казаков Виктор Иванович погиб в кишлаке Сарайи-Кала. Когда начался обстрел, Казаков В.И. приказал бойцам спрятаться под броню, сам не успел. Ранение было сквозное через печень навылет. Перевязывал его боец по фамилии Нестеренко с заставы Кафарова. Это мне рассказал Роберт Богданов – командир БМП № 776.»

Из воспоминаний Богданова Роберта Артуровича, командира БМП № 776 1 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого

«Сам я не был на этом выезде, был дежурным по заставе. Вместо меня на моей машине старшим поехал кто-то из офицеров. Когда вечером вернулись, то сообщили о гибели Казакова В.И. Непосредственно про ранение мне рассказывал сам Нестеренко, как он его перевязывал. Якобы ранение пулевое, сквозное. Это было на операции «Дарбанд». Мы сопровождали «Грады». Приехав на огневую позицию, выяснилось, что один из БТРов сломался. Его заменили моей машиной. Десант с БТРа пересел на мою машину: Кафаров, фельдшер Марчук, Нестеренко и еще пару бойцов. Вот так я узнал подробности.»

Из воспоминаний Залуженцева Василия, замполита 1 ММГ 47 пого

«Очень хорошо знал Виктора Казакова, были друзьями! Впервые познакомились в Бахардене, служили на соседних заставах, он на 9 погз "Харгуш"(если не изменяет память) я на 10 погз "Чаек". Последний раз виделся с ним в гостинице в Ашхабаде в 1987 году. Я провожал жену в Москву и там ночевал. В 2 часа ночи стук в дверь открываю - Витёк только приехал из отпуска, жениться ездил. Посидели с ним. Он в Меймене, я в Мармоль. А через несколько месяцев узнаю что мой дружок погиб. Ну а в 1990 году я был назначен в 1 ММГ «Меймене» замполитом мангруппы.»

Место захоронения старшего лейтенанта КАЗАКОВА Виктора Ивановича

Листовка выпущенная газетой «Боевой дозор» по факту гибели старшего лейтенанта КАЗАКОВА Виктора Ивановича

Комментарии к листовке, выпущенные газетой «Боевой дозор» Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Прислал мне Игорь Момот – замполит минометной батареи нашей ММГ листовку по погибшему Казакову В.И. В листовке, естественно, сплошной официоз. Но заинтересовало другое. Там написано, что Казаков В.И. представлен к награждению орденом Красного Знамени посмертно и чуть ли ни на всю листовку изображение этого ордена. А наградили то Виктора Казакова только орденом Красной Звезды. Какие-то сволочи кадровики (или керкинские, или ашхабадские, или московские) видимо решили, что погибшему офицеру слишком много будет Красного Знамени. Я тоже удивлялся тому, что Красильников, Жуковский, Малашенко были награждены Красным Знаменем, а Казаков, погибший днем раньше в этом же месте только Красной Звездой. А оно вон как все оказалось. Представляли то Виктора Ивановича нормально, а пришло совсем не то. Зато эти гаденыши- кадровики о себе не забывали.»

          

Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Памятный знак в Голицынском пограничном институте ФСБ России (бывшем Высшем пограничном военно-политическом училище КГБ СССР им. К.Е.Ворошилова). На мраморной плите выбиты фамилии выпускников, погибших при охране Государственной границы СССР. Среди них – старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович.

Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Центральный вход в Голицынском пограничном институте ФСБ России (бывшем Высшем пограничном военно-политическом училище КГБ СССР им. К.Е.Ворошилова) в котором учился КАЗАКОВ Виктор Иванович

Коллаж из газеты Голицынского пограничного института ФСБ России «Честь имею» со статьей «Имя на камне», посвященной 20-летию со дня гибели КАЗАКОВА Виктора Ивановича
Просмотров: 9288 |
Всего комментариев: 4
0  
4 NIKS   (20.02.2009 23:46)
У нас на сайте ММГ-3 Мардиан, зарегестрировался наш замполит ММГ Гурин А.А. он был очевидцем этого боя ссылка на его воспоминания
http://mmg-mardian.ucoz.ru/photo/10-0-411

0  
3 Tura   (01.09.2008 00:37)
На сайте ММГ-1 Калайи-Нау, есть еще фото подбитого ЗИЛа. Тут.

0  
2 maimana-1   (05.04.2008 13:20)
Полностью статью "Имя на камне" из газеты Голицынского пограничного института ФСБ России "Честь имею" можно посмотреть здесь: Часть 1. и здесь: Часть 2. .

+1  
1 Колесница   (13.03.2008 14:47)
Дополнение к Фото из архива Тютерева Дмитрия Борисовича, командира отделения 1 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого. В отдельном гарнизоне «Файзабад». Крайний слева – Тютерев Д.Б., второй слева замполит 2 погз старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович.По левую руку от Виктора Ивановича , Дикун Владимир ( г Донецк Украина ), крайний справа м-ор Грицков. На одном из разводов на службу. В большенстве случаев разводы проводил Казаков Виктор Иванович. О смерти Казакова В.И. я узнал как раз от Дикуна Владимира ( фото 1986 года )

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz