Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Книга памяти
НЕГРЕЯ Иван Григорьевич
НЕГРЕЯ Иван Григорьевич
(18.01.1966 – 10.04.1986)


Из «Книги памяти: Военнослужащие органов и войск КГБ СССР, погибшие в Республике Афганистан (1979 – 1989)»

Рядовой, минометчик мотомангруппы погранвойск. Родился 18.01.1966 года в селе Кайнары Каушанского района Молдавской ССР, молдаванин, член ВЛКСМ. Работал в совхозе «Кзинарский». В ВС СССР призван Каушанским РВК 04.05.1984 года. В Республике Афганистан участвовал в 37 боевых операциях, рейдах, проводках автоколонн. 10.04.1986 года в ходе операции заметил продвижение противника по арыку. Подпустив мятежников на близкое расстояние, открыл прицельный огонь, нанеся им значительный урон. В ходе боя погиб. Посмертно награжден орденом Красной Звезды. Похоронен в родном селе, где его именем названа одна из улиц и пионерский отряд средней школы.

Из переписки Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«На сайте молдавских «афганцев» вот что сказано: Негрой Иван Григорьевич (В книге памяти: Негрея Иван Григорьевич) родился 18.01.1966 года, в Республике Афганистан с 08.1984 года, в в/ч пп 2042, погиб 10.04.1986 года. Судя по дате это как раз перед Андхойской операцией «Возмездия» (с 14 апреля 1986 года). Перед ней как раз была та засада под Давлятобадом, где мина в БТР попала, но там вроде 200-е только у сарбозов были. У меня пока больше нет информации.»

Из переписки Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого с Суровцевым Михаилом, командиром расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого

«Если мне не изменяет память, Негрея (по-моему, его фамилия так пишется, но не берусь утверждать) погиб именно тогда, когда мина попала в БТР 2 заставы. Боевая группа 1 ММГ «Меймене» шла на операцию, кажется, под Андхой. Обстреляли ее из минометов, когда она была не в движении, а на отдыхе. Поэтому и в БТРе никто не погиб (в нем просто никого не было). Минометчики развернули минометы и начали ответный обстрел. Негрея И.Г. был заряжающим. В момент, когда он подносил мину (или заряжал миномет), взорвалась «духовская» мина и осколки попали ему в живот. Сам я на этой операции не был, был на базе в лагере ММГ, поэтому со стопроцентной уверенностью об этом факте утверждать не берусь. Помню, что на следующий день на нашу взлетку прилетели 2 наших борта Марыйского авиаполка и привезли раненых и убитых сарбозов и царандоевцев. Видимо, когда их грузили, в один грузили убитых, а во второй раненых. Когда привезли, 200-е были уже в двух бортах. Приехали сарбозовские машины из пехотного полка и стали забирать живых и убитых. Наша «таблетка» (УАЗ-452) тоже помогала вывозить раненых и убитых. Весь пол в вертолетах был в кровищи. В конце взлетки, в районе здания аэропорта собрались женщины и дети (видимо семьи убитых и раненых) и голосили пока всех не вывезли. Насколько я помню, БТР в который попала мина, в Меймене уже не привозили. Также, насколько я помню, это все случилось под Атаханходжой. Как далеко Атаханходжа находится от Давлятобада, я уже не помню. Если у тебя есть карта, то посмотри. Помню точно, что командир нашей минометной батареи Дроздов Анатолий Васильевич ходил по лагерю ММГ страшнее тучи и все говорил: «Ванька Негрея, Ванька Негрея…»

Из воспоминаний Шума Павла Васильевича, водителя АПМ-90 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Операция по Андхоем в апреле 1986 года была первая, на которую поехал наш призыв, я в том числе. С нами на БТРе тогда ездил заместитель начальника 3 погз лейтенант Петров Александр Иванович. В районе Атаханходжи, где у нас была остановка, нас сильно обстреляли из минометов. Особенно пострадали сарбозы, у них было около 40 человек раненых и погибших. Одна из мин попала в БТР 2 погз нашей мангруппы. Но так, как в БТРе непосредственно никто не находился, то никто и не пострадал. После этой операции мы сопровождали подбитый БТР до самой границы, где его поменяли на совершенно новый БТР. Во время этого обстрела погиб солдат из нашей минометной батареи, но его гибели я не видел.»

Из воспоминаний Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно - саперного взвода 1 ММГ 47 пого

«Ваню Негрею помню, командира минометного расчета. Помню, как его уламывали сходить в последний раз на операцию. Напряг в минометной батарее был с командирами расчетов. Дембель пошел весенний, а из сержантских школ молодые сержанты еще не пришли.»

Из воспоминаний Горькаева Александра, наводчика орудия 1 огневого взвода минометной батареи 1 ММГ 47 пого

«Я служил с Ваней Негрея не особо много. Они ведь пришли к нам где-то в феврале 1985 года, а в мае нас бросили на ту злополучную операцию на стыке трех государств в район Чакава. Я помню Ивана, как скромного парня. Вот, что хорошо помню, так это, как он рассказывал о жизни в молдавском селе (он ведь был родом из Молдавии). У него ещё земляк в нашей батарее служил, командир орудия Тону Олег - сержант по званию.»



Место гибели рядового НЕГРЕЯ Ивана Григорьевича




Место гибели рядового НЕГРЕЯ Ивана Григорьевича




Фото из архива Кургана Виктора Николаевича, наводчика орудия минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Землянка минометной батареи, в которой жил рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич. Перед входом в землянку – военнослужащие минометной батареи.




Фото из архива Кургана Виктора Николаевича, наводчика орудия минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Наблюдательный пост минометной батареи – «Береза». Здесь нес службу рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич.




Фото из архива Комарова Андрея Валентиновича, командира транспортного отделения взвода управления минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Вид с наблюдательного поста минометной батареи – «Береза». Здесь нес службу рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич.




Фото из архива Кургана Виктора Николаевича, наводчика орудия минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Командир минометной батареи майор Дроздов Анатолий Васильевич (умер уже будучи в СССР). При нем служил и погиб рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич.


Из воспоминаний Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно - саперного взвода 1 ММГ 47 пого

«В апреле 1986 года готовился ряд операций на участке ответственности Керкинского пого. К этим операциям привлекалась и наша 1 ММГ. Первой началась операция на участке ответственности Мардианской ММГ. Наша ММГ планировалась к привлечению в этой операции на заключительной части и, исходя из этого, планировалась подготовка и выход (на первом этапе операции от 1 ММГ «Меймене» была привлечена НДШЗ, примечание Степнова М.Г.). При подготовке возникла проблема у минометчиков. В этот период начался весенний дембель у личного состава срочной службы. У них осталось 2 или 3 командира минометных расчетов. Я готовился на выход на 734 БТРе. На моем 753-ем не было водителя. Шацкий затупил быть водителем и его перевели на 3 заставу стрелком. Вышли из ММГ, как обычно, утром 9 апреля, старшим шел Фахорисламов Г.И., Фах, как мы его называли (начальник полевой ОГ «Меймене», примечание Степнова М.Г.). Когда подошли к кишлаку Токали-Намуса, по интенсивности стрельбы поняли, что просто кишлак не пройдем. Через кишлак прошли уже после обеда, но далеко не прошли. Дальше был кишлак Атаханходжа. После прохода через него мы уже на территории пуштунов до линейки дороги не проверяли на наличие мин. Так вот нас зажали между этими кишлаками. Фахорисламов Г.И. в этой операции поставил меня прикрывать «Чайку». Прижались к сопкам, нас начали долбить с противоположного берега реки Меймене. Первыми потери понесли в виде раненных сарбозы. В 20.00 завалился спать и проспал до 8.00. Разбудили бойцы на завтрак. Проснулся тишина, ни одного выстрела. Спрашиваю у своих, когда перестали стрелять ночью? А они мне говорят, что перестали обстреливать минут за десять до того, как меня разбудили. За ночь не слышал ни одного выстрела, во сморило! В общем, майор Димитричак (начальник штаба ММГ) в тот вечер досчитал до 105 разрывов в нашем, совместно с афганцами, лагере и после этого перестал считать. На второй день пошли потери и у нас. Нас уже начали поддерживать вертолеты, а «духи» по ним лупили из РПГ, шапки разрывов висели за хвостовыми балками вертолетов. Вот в тот день и цепануло Ивана Негрею. Как ранило Ивана, сейчас уже не помню. С утра я уже встал на внешний блок, рядом с 732 БТРом, в метрах ста от него. Все остальное я уже слушал только по радио. Помню как Воробьев В.В. (начальник 1 погз) вышел по радио на Фаха и сказал, что у них тяжелый. Фах потребовал у него по радио открытым текстом фамилию тяжелого и вот так мы узнали про Ивана Негрею. Были вызваны борты и они, по моему, его забирали уже ночью. Сажали на костры.»

Из воспоминаний Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого

«Да борты ночью летели или поздно вечером, уже темно было. Мы их только по сигнальным фонарям видели да по радиостанции связисты ориентировали. Мы тоже покрышки жгли для их ориентировки, т.к. АПМ-ка сломана была.»



Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Начальник 2 погз майор Грицков Владимир Петрович на БТРе № 732 в который попала мина во время обстрела лагеря боевой группы 1 ММГ под Давлятобадом. Во время этого минометного обстрела и погиб рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич.

Из воспоминаний Момота Игоря Федоровича, замполита минометной батареи 1 ММГ 47 пого

«По факту гибели Негрея Ивана. знаю со слов Бориса Лебедева – старшего офицера минометной батареи. На этой же операции были солдаты минометной батареи призыва май 1985 года: Максимов и Яицкий. Кстати, в колонне был и В.В. Воробьев – начальник 1 погз. Примерно в августе 1986 года в ММГ пришло письмо от сестры Негрея, в котором она писала, что отец стал слепнуть, а мама не верит, что сын погиб, ей какая-то бабка сказала, что Ваня получил увечья и не хочет ехать домой. Вроде бы его даже видели в Думбровенах (его село). Так как я был замполитом минометной батареи, ответ поручили написать мне. Писал я вместе с участниками боя, в котором погиб Иван Негрея. Пишу, как они рассказывали. Это было перед Атаханходжой. Одна из мин разорвалась рядом с зарядными ящиками. Иван Негрея начал их тушить, в это время следующей миной он был ранен в грудь и живот. Вызвали вертолеты. Первый раз его не смогли забрать из-за сильного обстрела. Забрали со второго раза. Когда вертолет взлетал, его обстреляли из гранатомета. Умер Негрея И.Г. во время полета. Письмо отправили в политотдел на корректировку. Так я и не знаю, ушло оно или нет.»



Фото из архива Комарова Андрея Валентиновича, командира транспортного отделения взвода управления минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Личный состав минометной батареи с офицерами 1 ММГ на плацу мотоманевренной группы. Крайний слева - рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич.




Фрагмент фото из архива Комарова Андрея Валентиновича, командира транспортного отделения взвода управления минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Личный состав минометной батареи с офицерами 1 ММГ на плацу мотоманевренной группы. Крайний слева - рядовой НЕГРЕЯ Иван Григорьевич.

Из записной книжки Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого

«В начале апреля 1986 года выехали на операцию. Должны были взять банду в Андхое. Мы должны были за три дня доехать до Шибергана, там собирались наши силы для взятия Андхоя, в котором находится банда. К этой операции мы готовились серьезно, Я свою собаку натаскивал на безошибочный поиск ВВ. Мы должны были пройти два крупных кишлака и один город. В городе была власть а вот через кишлаки нам предстояло прорываться. Выехали мы где то около 10 утра, к обеду мы были около первого кишлака Токали-Намуса. Сарбозы пошли чесать кишлак, а мы пошли проверять дорогу. Потом мы заняли позицию перед кишлаком и начали вести огонь по сопкам .Через некоторое время к на подъехали две БМП. Еще через некоторое время двинулась колона союзников . Через промежуток времени сзади услышали взрыв. Там около сопки на узком месте подорвался КрАЗ союзников. С него начали перегружать дрова в другие машины, потому что подорвалось переднее колесо и покорежило движок , а тянуть машину было невозможно. Мы конечно сильно удивились, как это мы не подорвались на той мине. Когда вся колона прошла, мы начали отходить. В это время по нам открыли огонь из стрелкового оружия. Мы ответили огнем по ближайшим дувалам. Я выпустил четыре магазина патронов, нечаянно схватился за ствол, обжог ладонь. За кишлаком Токали-Намуса остановились на обед. Немного привели себя в порядок и продолжили движение в сторону кишлака Атаханходжа. Под вечер по нам с сопок начали стрелять из стрелкового оружия. Наш наводчик КПВТ попытался открыть огонь по сопкам, но сильно развернул башню вправо и дал очередь из ПКТ, пули прошили броню люка. Так как я был справа по борту, и пули отбили осколки от брони, эти осколки вошли мне в руку. Мне сильно повезло, потому что я мог бы остаться без руки. Хотя мне и раньше везло. Дальше больше. Несколько мелких осколков вошло в лицо Томченко, саперу. Но нам удалось их иголкой выковырять. На стоянку остановились в двух километрах от кишлака Атаханходжа. Сбоку был кишлак и за сопками тоже. Мы стояли в центре между трех кишлаков. Поужинали хорошо. Наш БТР поставили возле «Чайки». Легли спать около БТРа на матрасы, уже даже заснули. Разбудил меня взрыв. Потом в течении ночи очень много было взрывов. Басмачи стреляли из безоткатных орудий и минометов. Свист, конечно неприятный когда летит болванка, так и кажется что в тебя она летит. Иногда даже приходилось под БТР лезть. На утро очень много вокруг было хвостовиков от выстрелов, на них стояло иностранное клеймо. У сарбозов были раненые в эту ночь. Приготовили завтрак и сели кушать, но кушать нам не пришлось, потому что басмачи открыли огонь из стрелкового оружия по БМП, которая стояла выше нас на сопке и прикрывала наш лагерь с этой стороны. Хлопцы стояли сзади БМП и курили, в это время они разбежались из под обстрела, а Макс Исекенов упал. К нему кинулся наш замполит 1 заставы старший лейтенант Крымский В.В. Я схватил свой автомат и побежал на помощь Максу. Я нечаянно схватил его за ноги. Меня замполит остановил и сказал, что Исекенов в ногу ранен. Мы взяли его под руки и поволокли вниз из под обстрела. В это время я ни свиста пуль, ни стрельбы не замечал, мне было главное вынести Макса с поля боя. Мы принесли его на КП и я побежал за фельдшером. Когда я его привел, Максу уже делали перевязку. К счастью, пуля не задела кости его левой ноги ниже колена. Потом басмачи открыли интенсивный огонь из минометов и безоткатных орудий. Били гады очень прицельно, нам пришлось срочно разъехаться машинами. Ближе к обеду мы предприняли попытку пройти кишлак, что был у нас на дороге. Мы только немного подъехали к кишлаку, где то на расстояние 800 метров. Оттуда по нам открыли огонь из безоткатных орудий, взрывы были рядом. Союзники попытались подойти к кишлаку, но ближе чем на 300 метров подойти не смогли. Из кишлака вели сильный огонь, а союзники народ трусливый и они боялись идти на проческу. Справа мы засекли огневую точку и накрыли ее огнем из КПВТ. Сарбозы нам показали, что слева в сопки идут басмачи и тянут что то на ишаке. Мы по ним открыли огонь из КПВТ, но через некоторое время электроспуск отказал, и пришлось мне нажимать на механический спуск, а наводчик наводил по прицелу. Одного мы там угрохали вместе с ишаком. К нему на помощь опустились басмачи, а у нас, как назло, заклинил пулемет. Союзники хотели справа по сопкам обойти кишлак, но их духи прицельным огнем их не по подпустили и им пришлось убегать с сопки, а то они были как на ладони и видно было, как пули ложатся у них под ногами. А сзади у нас в лагере обстановка была намного хуже, мы хоть частично видели противника. По лагерю вели огонь из минометов и безоткаток. Несколько взрывов было у нас за машиной в нескольких метрах от нас. Так мы простояли до обеда, потом начали потихоньку отходить к лагерю. Духи действовали очень оперативно, как только мы начали отходить, они тут же начали вести огонь из безоткатных орудий с ближних сопок. Но сарбозы быстро среагировали и подавили самую ближнюю цель из своей пушки. В лагере мы заняли позицию для обороны, все транспортные машины стали, рассредоточились. Боевые машины заняли круговую оборону. К двум часам дня загудели вертолеты, «духи» сразу огонь прекратили. Прилетели два Ми-8, один Ми-24 прикрывал их своими пушками. Но все равно, «духи» начали стрелять по вертолету, который сел, из ДШК, пули ложились перед бортом и сзади. Потом духи немного очухались и открыли сильную стрельбу по вертолетам. Один борт пошел низко, так по нем из гранатометов открыли огонь. К счастью, все удачно прошло. А басмачи все сильней и сильней вели огонь, свист и грохот взрывов не прекращался. Одна мина взорвалась на позиции наших минометчиков, одного убило, нескольких тяжело ранило. Потом мина взорвалась около машин взвода обеспечения, тоже ранило нескольких пацанов. Через некоторое время мы окопались и начали вести пристрелку. «Чайка» стояла в 30 метрах от нашего БТРа. Я очень благодарен да и все ребята, кто был на той операции, нашему командиру - начальнику опергруппы майору Фахорисламову. Он очень умело руководил боем, без лишних криков и суеты. После этой операции мы еще больше начали уважать его. Ночь прошла нормально. Вечером, когда мы еще рыли окоп для себя, то офицеры приходили посмотреть на сопки и русло реки что было перед нами. Один стоял в полный рост и начал рассматривать. Мы ему крикнули, чтобы ушел и вовремя, потому что где то совсем рядом услышали хлопок и свист пули. Утром мы остались стоять на месте, ждали вертолетов, чтобы они бомбили кишлак перед нами.»



Каушанский район, село Кайнары (на карте не показано) - место захоронения рядового НЕГРЕЯ Ивана Григорьевича





Фото из архива Вразовского Юрия, взвод управления минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Слева направо военнослужащие минометной батареи: НЕГРЕЯ Иван Григрьевич, Мосенцев Юрий, Наглый Леонид, Анатолий (фамилия не установлена), Комаров Андрей Валентинович.

Просмотров: 4971 |
Всего комментариев: 5
0  
5 y3461   (15.12.2011 18:20)
Скочдополь Александр , минометчик, он зарегестрирован на сайте , а повар Анатолий в офицерской столовой был, со взвода управления

0  
4 BurmantovUN   (10.12.2011 13:23)
Анатолий на фото, его фамилия Скочдополь, он на год старше призывом, я с ним мало служил, фамилию Добрыдень я слышал часто но извини не помню, командир ваш часто нам в минбат заходил, а Ванька душа парень был, мы с ним на службе песни молдавские пели, я трудно пережил это горе, до сих пор слёзы на глазах как вспомню.

0  
3 Добрыдень   (03.12.2011 22:31)
Юра очень рад что ты написал, поскольку ходило много разных рассказов о гибели Вани Негрея, теперь мы знаем точно обстоятельства его гибели, время стирает в памяти некоторые моменты вот и сейчас смотрю на фото выше и Вани совсем не узнаю помню его черноволосым с короткой стрижкой веселый был парень.

0  
2 BurmantovUN   (03.12.2011 15:41)
Иван Неграя был у меня заряжающим я командиром расчёта, в комментариях что только не пишут, так как не знают реальных событий, обстрел начался с вечера, всю ночь обстреливали и с миномётов и гранатомётов, днём попробовали пройти кишлак, не смогли, встали на свои позиции, летит мина, кричим (воздух) все падаем в окопе , а Ваня видимо не успел осколок в грудь попал, борты вызвали они быстро прилетели, загрузили его ещё живого, как потом сказали Ваня вскоре умер, да рана там была не совместима с жизнью, осколок прошил на сквозь, нас тоже всех глушануло неплохо, сейчас слух теряется, но в союз мы не летали, пошли дальше ещё около месяца на блоке стояли и контузию конечно нам никто не записал и теперь никому это не доказать, короче будь он проклят этот афганистан. Состав расчёта: я с-т Бурмантов, наводчик ефрейтор Яицкий, заряжающий рядовой Неграя, подносчики Мазан и Максимов, водитель Хомяков. Если у кого есть вопросы касающиеся этой операции именно про миномётчиков, отвечу, за остальных не знаю, кошмар там был.

0  
1 Добрыдень   (07.06.2009 23:39)
Негрея Ваню я знал его минбат находился через землянку розвед взвода от взвода ПТВ после приказа об увольнении в 1986, наш призыв на операции не брали, но учитывая что было много молодого пополнения многие с нашего призыва поехали на операцию под Андхой в которой и погиб Ваня ,в ходе боя от розрыва гранаты и детонации мин, я выежал в составе ПТВ это была наша последняя операция перед увольнением Ваня был отличным парнем мы с ним часто общались. Еще в ходе боя было насквозь прошито пулями бензовоз Саратовского Николая который к щастью не взорвался, со мной тогда на операции был и Борзенок с Балаклеи Харьковской области.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz