Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » 1983год » 1983год

1983 год (часть 6)

Из воспоминаний Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«На предложение комбата афганского батальона совместными силами выдвинуться от Джамшири по руслу в юго-восточном направлении до кишлака Кызылколь Малый, я отказался, опасаясь минирования и засад в сужающемся русле, где зеленка позволяла БГ фактически в упор расстреливать броню и ее десант. Свои опасения высказал комбату, однако два его БТР-60 все же пошли. Пройдя метров 800 один из БТР подорвался, но удачно, потерь среди сарбозов не было. Дождавшись, когда его на прицепе притащат, мы одной колонной вернулись в район к. Дехазизан, откуда я на ночевку уехал в ОГ «Меймене».
Где-то минут через двадцать после моего прибытия, пришло сообщение с ЗКП о потерях в ММГ «Калайи-Нау», затем в лагерь привезли погибших. Не мог в это поверить, так как был уверен, что в тот день из «зеленки» мы выходили последними. Не укладывалось в голове и то, что группа в 10 человек, самостоятельно, в пешем порядке, перед наступлением темноты возвращалась из «зеленки», где продолжали действовать группы бандитов. Откровенно говоря, получив приказ и выдвигаясь по руслу реки, я не верил, что мы дойдем до Джамшири без боя и вернемся без потерь. Уж больно заманчива (по моему мнению) была организация засад в заросших берегах сухого русла, где броня и ее десанты, находясь на открытой, ограниченной берегами местности, не имели возможности маневра и потому были обречены на поражение. Как потом мне стало известно, БГ до начала операции покинули «зеленку», отошли в направлении Кызылколя Большого, предполагая, что вся мощь прибывших в Меймене сил одновременно войдет в «зеленку» прочесывая кишлак за кишлаком. В случае сопротивления авиация нанесет РБУ. Однако, удостоверившись, что данная операция мало чем отличается от прошлых, привычных для них операций проводимых 35 пп и ММГ «Меймене», применили свою испытанную тактику партизанской войны, т.е. просачивание в кишлаки, скоротечный бой и отход, что фактически мы и встретили в Джамшири. На засаду организованную одной из таких БГ и нарвалась боевая группа от ММГ «Калайи-Нау».
Из скупых рассказов вырисовывалось, что после прочески «зеленки», группа в составе 10 пограничников от ММГ «Калайи-Нау» в пешем порядке выходила в район ЗКП. Шли вдоль берега по левой стороне сухого русла. Вместе с ними находились и несколько сарбозов. Неожиданно с берега их забросали гранатами, группа залегла, одна из гранат разорвалась прямо на спине пограничника. Завязалась перестрелка, во время которой один из сарбозов с поднятыми вверх руками побежал в направлении засады сдаваться БГ, но не добежал, погиб. Бой был скоротечный, под прикрытием плотного огня и гранат бандитам удалось захватить оружие погибших, за исключением автомата офицера.
На следующие сутки продолжалась проческа кишлаков, были захвачены несколько пособников БГ, артиллерия 201 МСД отработала по горным районам возможного сосредоточения бандитов.
Завершив операцию под Меймене, ММГ совместно с подразделениями 201 МСД и афганской 18 ПД обеспечили сопровождение разгрузившейся афганской транспортной колонны.»


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Район кишлака Дехазизан, провинция Фарьяб. Слева – Фахорисламов Григорий Исламович. Октябрь 1983 года.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Район кишлака Дехазизан, провинция Фарьяб. Справа – Фахорисламов Г.И., в центре - начальник полевой оперативной группы «Шиберган» 47 Керкинского пого Кузин Николай Федорович Октябрь 1983 года.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Район кишлака Дехазизан, провинция Фарьяб. Справа направо: Фахорисламов Г.И., начальник полевой оперативной группы «Шиберган» 47 Керкинского пого Кузин Николай Федорович, майор Радченко Б.С. Октябрь 1983 года.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Район кишлака Дехазизан, провинция Фарьяб. Октябрь 1983 года. Слева направо: советник 18 ПД (г. Мазари-Шариф), старший советник 35 пп, советник по политработе – Анатолий, советник командира полка по артиллерии.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Район кишлака Дехазизан, провинция Фарьяб. Второй справа – руководитель операции полковник Смирнов В.Н. Октябрь 1983 года.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Операция «Возмездие». Кишлак Гульхана. 1983 год. Захваченная в кишлаке Балуч-Шах-Надир группа душманов, совершавших минирование дорог.

Комментарии к фото Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«После совершения нападений на наши подразделения, БГ, как правило, старались оторваться от преследования и укрывались в базовых кишлаках, где чувствовали себя в безопасности. Этой БГ, после совершения минирования дорог не удалось скрыться, она была блокирована, оказала сопротивления и в результате боевых действий была почти полностью уничтожена. Часть душманов сдались в плен, часть были захвачены.»

Из воспоминаний Дяченко Василия Владимировича, стрелка – гранатометчика 1 погз 1 ММГ 47 пого

«Помню, как на окраине Меймене, через город ,за мостом и вправо (а может, это один из прилегающих кишлаков) штурмовали здание, говорили, что там был исламский комитет. Взяли несколько человек в плен, убитые духи там были, тоже несколько человек. Запомнился этот эпизод еще и потому, что пленные были совсем молодые пацаны. Когда он стояли в ряд со связанными руками, один афганский офицер подбежал и начал их избивать. Кто то из наших офицеров пытался его успокоить, но он что то кричал по своему и продолжал избивать пока его общими усилиями не удалось оттащить. Я еще тогда подумал, что у него что то личное к этим душманам… Мы тогда долго возились с этим зданием, несколько часов не могли его взять. С нами были сарбозы, но какие они вояки не мне Вам говорить. Смогли справиться уже в темноте, когда наши две БМП и БТР развалили дувалы вокруг и прямой наводкой стреляли по дому. Только тогда они вышли с поднятыми руками.»

Из переписки Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого с Дяченко Василием Владимировичем, стрелком – гранатометчиком 1 погз 1 ММГ 47 пого

«Да, их сопротивление подавила наша БМП несколькими выстрелами по окнам. Группа занималась минированием дорог, в том числе в районе лагеря и между кишлаком Торпахту и Меймене


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Операция «Возмездие». Кишлак Гульхана. 1983 год. Захваченная в кишлаке Балуч-Шах-Надир группа душманов, совершавших минирование дорог.

Из воспоминаний Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого

«Если событие, которое описывает Василий Дяченко было осенью 1983 года, то тот бой (здание исламского комитета) я помню относительно, как непосредственный участник. Помню, во всяком случае то, что видел своими глазами. Сейчас трудно вспомнить куда и зачем мы ехали. Была уже осень. И небольшая грязь. Утром в землянку спустился Филиппов Б.Н. Он сказал мне брать АГС и дуть на БТР. Потом что-то на счёт опасности и что-то ещё. В общем, как обычно, что-то типа инструктажа по технике безопасности. На сколько я помню я ехал с ним в одном БТРе. Сидя в десанте, я слышал разговор о том, что в Меймене обнаружен дом, в котором заседает исламский комитет и будет попытка его захватить. Это, насколько я помню, говорил наш советник, который запрыгнул в к нам в БТР, когда мы обложили тот дом и сарбозы начали его штурмовать. Филиппов приказал мне выставить АГС возле БТРа и мочить в направлении этого дома. То что там рубиловка была конкретная, я помню. Всё вокруг грохотало, визжало и свистело... Сарбозы или царандой дважды кидались к этому дому. Оба раза не очень удачно. Это я слышал, когда советник вёл переговоры по радиостанции с кем-то. Просил помощи от кого-то. Вроде, по дому несколько раз ударили из миномёта, но мины не разорвались а воткнулись в дувал, это я точно видел.
Как там всё закончилось я не видел уже. Было не до этого. В тот день я получил «боевое ранение». Когда Филиппов приказал мне складывать АГС и быстро прыгать в десант, я с дуру быстро разобрал АГС и, схватив его за ствол и гашетку, понёс к БТРу, не подумав ,что отстрелял уже не одну коробку и ствол накалился. Короче, то что было ладонями - превратилось в обгоревшую кожу. Я выл и матерился от боли... Зато получил 2 недели освобождения от хозяйственных работ, что тоже немаловажно… Ходил перебинтованный и тыкал дедам в нос, когда меня хотели припахать к чему-нибудь...»


Кишлаки Балуч-Шах-Надир и Гульхана

Из переписки Дяченко Василия Владимировича, стрелка – гранатометчика 1 погз 1 ММГ 47 пого с Медведевым Игорем Давыдовичем, наводчиком АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого

«Это как раз тот самый выход. Я тоже помню, как сарбозы или царандой несколько раз кидались в атаку после плотного обстрела, и все неудачно. Я помню, что все там закончилось уже в темноте. Убитые лежали возле дома и в саду. Сарбозы им лица накрыли накидками, говорили, что обычай такой... А аналогичное «боевое ранение» у меня было с ПКС, тоже за ствол взялся рукой. Может ты помнишь тот выход в 1983 году, когда мы возвращались на базу и ГАЗ-66 минометной батареи на мине подорвался. Слева по ходу был какой то кишлак, вся колонна повернула стволы в сторону этого кишлака и начала массированный обстрел...»


Фото из архива Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого. Личный состав 2 погз.
Первый ряд слева направо:
1. Ефрейтор Хомутов Сергей;
2. Рядовой Краснопёров Василий;
3. Рядовой Черняк Александр - водитель БТР;
4. Рядовой Макаров Михаил – наводчик КПВТ;
Второй ряд слева направо:
1. Сержант Семкин;
2. Рядовой Красноперов Алексей;
3. Ефрейтор Аглямеев Ильдус;
4. Сержант Косьяненко Алексей;
5. Сержант Клинников Владимир – старший прожекторист;
6. Сержант Киселёв Владимир - инструктор минно-розыскной собаки;
7. Сержант Жаканов Тю;
8. Рядовой Борщ Михаил.

Комментарии к фото Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого пого

«На групповой фото все ребята с нашей заставы. Мои «деды». Стоят слева на право: сержант Сёмкин (кажется, весенник, на пол года старше меня). Я его я помню хорошо. Летом или осенью 1983 года, а может весной 1984 года мы вылетели в составе НДШЗ в Мардиан. На сколько я помню, где-то там рядом проходил газопровод по которому мы качали газ в Союз. Даже название помню через точку на границе, точка называлась «Шер-Хан» .В то время «духи» этот газопровод подорвали в нескольких местах и там проводилась операция по зачистке. Нас перебросили в Мардиан. 3 ММГ находилась на территории байской усадьбы. Вечерком все пошли на фильм. Типа висит белое полотнище, а все сидят на земле и смотрят. Так вот. Я, как обычно, с АГС ом. Уставший от жары и таскания этой железяки, тоже пошел на фильм. Сижу смотрю… Очнулся от диких криков в мою сторону… Орал старший лейтенант Сирик Валерий: «…Под трибунал пойдёшь, расстреляю!!!» и тому подобное, подкрепляя свои фразы крепкими матами Оказывается, я просто заснул и в это время нашу НДШЗ подняли по тревоге. Посадили на БТРы и вывезли на ночную засаду на газопровод. Наверное, ночка прошла спокойно, а когда утром начали собираться обратно, то меня не оказалось… Бедный Сирик, представляю его состояние. Пропал солдат ночью, на засаде!!! И когда он увидел меня спящим под деревцем, нецензурщина и угрозы вылетали из него со страшной скоростью… Когда Сирик выпустил пар, он сказал сержанту Сёмкину разобраться. Тот отвёл меня в садик, поставил по стойке смирно и надавал мне по морде. Честное слово, я даже на него не обиделся… Я всё прекрасно понимал. Мне могли приписать всё что угодно. Даже дезертирство. А если бы в той засаде что-нибудь случилось… Вот по этому я очень хорошо помню его лицо.
За Сёмкиным далее: Краснопёров Алексей, Аглямеев Ильдус(татарин, из Казани),
Косьяненко Алексей ( из Украины). Один из ярых дедов. Блюл традиции. Я расскажу для прикола, но это так не для публикации. Хотя по прошествии 20 лет можно вписать эту страничку. «Дедовства» как такового у нас не было. Это жестоко наказывалось руководством. Разве что окопы рыли за «дедов» и жратву искали по ночам по мангруппе. Но это мелочи по сравнению с Советской Армией. Была такая традиция – «Перевод в деды» .Типа солдатским ремнём по заднице 12 раз. За пару дней до срока Косьяненко говорит: «Ты сам подойдешь и попросишь меня шлепнуть солдатским ремнем по заднице? Иначе тебя не будут уважать. И для своих ты останешься «духом». Ну так оно и было. Вечерком мы ходили в траншеи и нас переводили. Прошло без эксцессов. А у Шпартуна (командир минометной батареи, примечание Степнова М.Г.) устроили смотр Молодых вывели на плац и заставили штаны снять. А отцы-командиры рассматривали задницы и искали рисунок звёздочки там. След от пряжки.
Далее на снимке: Клинников Володя (Россия, старший прожекторист). Прожектор стоят на позиции напротив кишлака Торпахту, Киселёв Володя (Белоруссия, инструктор минно-розыскной собаки, друг Ханени Николая, который подорвался на посту), Жаканов Тю; Борщ Миша (Молдавия).
Сидят слева на право: Хомутов Сергей (Россия), Краснопёров Василий (их было 2 брата из Удмутрии), Черняк Саша (водитель БТР) и Миша Макаров (стрелок-наводчик, из Казахстана).
Все они пришли из Дальневосточного пограничного округа. Сменили части Советской Армии, стоявшие на месте нашей ММГ и начали рыть землянки. А подразделения Советской Армии дислоцировалась на месте Байского сада. Это, если стоять лицом к Торпахту, то левый угол позиций. Там ещё развалины дувала видны.»

В ноябре на совещании у генерала В.А. Матросова был утвержден план действий пограничных подразделений в ДРА на зиму 1983-1984 гг., согласованный с Генштабом. План предусматривал расширение масштабов действий группировки в зоне своей ответственности в целях ликвидации наиболее активных формирований, групп мятежников, их баз. В этом периоде были завершены (в целом положительно) операции наших мангрупп в районах Рустак и Андхой.

В результате тяжелой работы боевых подразделений к концу 1983 года поставленная перед ПВ задача была в основном выполнена. В полосе ответственности погранвойск организованные банды были разгромлены, остатки ушли в горы, оставив в приграничье пособническую базу и совершая рейдовые налеты на различные объекты.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Обед на троих. Справа – водитель БТРа № 739 (фамилия не установлена). 1983 год.

Комментарии к фото Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«На фото механик водитель БТР 738, помню звать Володя. А этот пес стал любимцем ММГ. Их было два и оба трагически погибли.»

Комментарии к фото Лысенко Владимира Петровича, заместителя начальника полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«На фото собака похожа на ту, что щенком привезли из Керков. Звали собаку Анфиска. Тогда еще котенка привезли, черного такого и навали его Кара, правда не знаю оттого, что черный или потому, что такое имя было у главаря банды. Но если это Анфиска, тогда это 1982 год. Потом к нам прибился еще пес, который жил у керимбаевцев. Его басмачи в свое время подстрелили, и поэтому он на афганцев кидался сразу. Все, кто носил чалму, его боялись и не зря. Других псов не было при мне. Может я уже в Мардиане был, не помню.»

Комментарии к фото Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«Двух щенков (породы типа кавказских овчарок) подарили нам жители горного кишлака в один из выходов восточнее Джумабазара. Один из них погиб подорвавшись на минном поле лагеря, второго нечаянно задавил БТР, сдавая задним ходом, кажется возле дежурки. Если не ошибаюсь одного из них звали Гульбеддин.»

Комментарии к фото Дяченко Василия Владимировича, стрелка – гранатометчика 1 погз 1 ММГ 47 пого

«Других породистых щенков не помню, а вот дворняги были! У нас на первой заставе жил один пес, очень умный, звали Бычек. Он очень любил «бычки» от сигарет кушать в землянке, причем с огромным удовольствием... И еще когда показывали ему два пальца растопыренных, он рычал и лаял...»


Фото из архива Медведева Игоря Давыдовича, стрелка – наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого Колонна из Меймене.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Дуканы в Меймене.

Из переписки Дяченко Василия Владимировича, стрелка – гранатометчика 1 погз 1 ММГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Шахматова я помню. У нас говорили, что его на Героя Советского Союза представляли, но, как обычно, где-то что-то не срослось, зарубили. Говорили, что он орден Ленина должен был получить. При нас очень мало награждали, практически были единицы награжденных. У нас, если солдату или офицеру писали на медаль «За отличие в охране Государственной границы СССР», то это было событие. После мармольской операции начали только награждать.»

Из переписки Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого с Дяченко Василием Владимировичем, стрелком – гранатометчиком 1 погз 1 ММГ 47 пого

«При мне у нас уже стали награждать. Но происходило это следующим образом. Пока ты не получишь медаль «За отличие в охране Государственной границы СССР» ты не можешь быть даже представлен на медаль «За боевые заслуги» и т.д по возрастающей. Легче с награждениями было тем, кто летал в НДШЗ. Там представления шли напрямую в Ашхабад. Но принцип возрастания медалей по значимости все-таки сохранялся. Так я получил первые две медали: «За отличие в охране Государственной границы СССР» и «За боевые заслуги». В 1986 году был представлен «За отвагу», но она где-то затерялась среди кучи бумаг. Уже после моей замены из Меймене мне пришел орден Красной Звезды, на который я уже и не рассчитывал. Уже имелся опыт потери наградных листов. Но были и такие случаи. Замполит 1 погз Крымский Виталий Владимирович был представлен на медаль «За отличие в охране Государственной границы СССР». Медали долго не было. Все посчитали, что она потерялась. Его повторно представляют к этой же медали. И в течение последующих нескольких месяцев он получает сразу две медали «За отличие в охране Государственной границы СССР». Тут кому как повезет. Но у нас и операций было много. А вот те, кто пришли после нас, на операции выходили крайне редко. А то, что в 1982 – 1984 годах практически не награждали никого, это я слышал от многих. Скажу честно, на данный период может оно и приятно иметь ордена и медали, но это не самое главное. Намного приятнее встретить сослуживцев, с которыми вместе воевал, или которые воевали там же где и ты.»

Из переписки Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого с Шахматовым Евгением Анатольевичем, начальником 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Когда я прибыл в ММГ, в землянке 3 погз висел плакат, на котором были фото офицеров. Я сейчас уже не помню, то ли всей ММГ, то ли непосредственно 3 погз. Кто там был изображен, я уже не помню. Запомнилась только твоя фото с надписью внизу «Герой Советского Союза». Я уточнил, что Героя тебе не дали, но, как мне сказали, тебя представляли на это звание. Напиши подробно об этом факте.»

Из переписки Шахматова Евгения Анатольевича, начальника 3 погз 1 ММГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«По вопросу моего представления на звание Героя Советского Союза могу пояснить следующее. Когда я заменялся, начальник ММГ Калинин А.Л. и начальник опергруппы вызвали меня вечером перед прилетом вертушек в штабную землянку и сообщили, что командование написало представление на меня. По приезду в свой родной Хабаровский пограничный отряд все офицеры интересовались этим вопросом, так как до них дошел такой слух. Однако где-то через год после моей замены пришла медаль «За боевые заслуги» и на этом все кончилось. Мне говорили, что в штабной палатке были такие фотографии, и была такая надпись. Вот и все что мне известно.»

Из воспоминаний Лысенко Владимира Петровича, заместителя начальника полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«Женю Шахматова мы представляли на Героя Советского Союза. Не дали! Помню из-за моего возмущение по этому поводу, меня Виктор Базалеев (царство ему небесное) чуть в Союз с позором не отправил. Представление на меня на орден Красного Знамени за Кохи-Саяд на медаль «За отвагу» заменил. Хорошо, что Борисов Н.Ф. заступился, хоть орден Красной Звезды дали. А у Шахматова было три против. Может он этого и не знает.
1. Он не русский (кто по национальности мне и сейчас неизвестно, да и не было и нет разницы).
2. Он не заканчивал пограничное училище, а значит, не продолжил бы славные традиции одного из них.
3. Он офицер, а офицеры уже Герои были. Нужен был рядовой или сержант, который бы потом поступил в училище (желательно в Голицинское. Партия ведь рулила).
А Женя заслуживал. Все бои возглавлял ГПЗ, шел в первой машине. Ни в одном бою не дрогнул. Героя достоин. Пишу только для того, чтобы его дети и внуки гордились дедом. Женя, для меня, Сани Калинина, Н.Н. Нестерова, думаю и твоих подчиненных ты - ГЕРОЙ. Тогдашние представители партии ошиблись, превысили свои полномочия. Наверное, за это их разогнали (шучу, конечно).»


Фото из архива Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого. Колонна на Альмар.


Фото из архива Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого. Колонна на Альмар. Перевернулся ЗИЛ-131.


Фото из архива Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого. Военнослужащие 2 погз. Слева направо: Борщ Михаил, прожекторист Клинников Владимир, Красноперов Василий.

Комментарии к фото Медведева Игоря Давыдовича, наводчика АГС-17 2 погз 1 ММГ 47 пого

«На фотографии изображены мои «деды». Миша Борщ (кажется из Молдавии), Володя Клинников. С гармошкой Краснопёров Василий (имя Василий или Володя, не помню). Краснопёровых было два брата. Оба, кажется, из Удмуртии. Мои деды, кажется, первые пришли на нашу точку и заменили СА.»


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Подрыв ГАЗ – 66 минометной батареи 1 ММГ в районе кишлака Ямбулак.

Комментарии к фото Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«На фото водитель минометной батареи, подорвавшийся на своем ГАЗ - 66, фамилии не помню. Мы возвращались из Альмара. Когда до лагеря ММГ осталось менее 3 километров и казалось, что остались позади затяжные перевалы и засады, каждый знал, что в лагере уже готова банька с доставленными вертолетами из Союза березовыми вениками, напротив кишлака Ямбулак при проезде через небольшой мостик, под левым колесом рванула «итальянка». Через этот мостик, до его подрыва, прошла треть колонны, когда же я сам через него проезжал, то промелькнула мысль, что мостик – очень удобное место для минирования и тут, через минуту, раздался взрыв. Связались с лагерем, вызвали «таблетку» и я на ней с раненым парнем помчались в лагерь, в санчасть, где Валера Юсов (врач ММГ, примечание Степнова М.Г.) колол ему обезбаливающие, боялись, что не выдержит болевого шока. «Борты» пришли часа через полтора и его эвакуировали в Керки. У него было тяжелое повреждение тазо - бедренного сустава, контузия, но позвоночник не пострадал. Примерно через 3 - 4 месяца я его встретил в Керках на базаре, шел с палочкой, покупал дыни родным. Когда разговорились, он рассказал, что его комиссовали и на днях уезжает домой, бедро собирали по частям, но врачи говорили, что все будет нормально, со временем должна пройти и хромота. На прощанье расцеловались и расстались как родные. Как мне кажется, это было летом 1983 года.
О вениках и бане. В Афганистане березы не растут. В подразделениях ПВ был ритуал - после каждого возвращения с боевого выхода, для прибывших с операции топилась баня.»


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Подрыв ГАЗ – 66 минометной батареи 1 ММГ в районе кишлака Ямбулак.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Подрыв ГАЗ – 66 минометной батареи 1 ММГ в районе кишлака Ямбулак.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Подрыв ГАЗ – 66 минометной батареи 1 ММГ в районе кишлака Ямбулак.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Подрыв ГАЗ – 66 минометной батареи 1 ММГ в районе кишлака Ямбулак. В шлемофоне зампотех 1 ММГ старший лейтенант Луговской Сергей.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Подрыв «Чайки» в районе Джумабазара. 1983 год. В шлемофоне – начальник 1 ММГ подполковник Трифонов Юрий Григорьевич.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Экипаж БТРа № 738 3 погз 1 ММГ – участник боя в районе кишлака Янгикала.

Из воспоминаний Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«В 1982 -1983 годах через «зеленки» Ширинтагоба и Джумабазара водили и сопровождали колонны из Керков для себя, и афганские из Мазари-Шарифа в Меймене для обеспечения города всем необходимым и, в первую очередь, дизтопливом. Кстати, Ширинтагоб это тоже не кишлак, а район от кишлака Исламкала до Рахматабада. Примерно где-то к концу 1982 года провели первую колонну через Джалаирскую долину к 51 поганзнаку. Освоив новый маршрут, в Ширинтагоб и Джумабазар стали выходить с целью поддержки подразделений властей, ведения боевых действий против БГ. К этим выходам, как правило, власти приурочивали проводки своих колонн, и наоборот. Район Сарайи-Кала, начиная с 1982 года и по вывод войск из ДРА, оставался под влиянием БГ. При проводке колонн через этот кишлак мы блокировали его западную часть, забираясь на сопки (БМП повыше, БТР ниже, как позволяла местность). ДШМГ десантировались за кишлаком Янгикала, блокируя его с восточной стороны. Однажды, находясь одним БТРом в центре Янгикалы (бортовой №738), чуть не «подрались» с ДШ, которая после десантирования, выполнив поставленную задачу, через кишлак выходила в пешем порядке кишлак Сарайи-Кала. Они залегли и мои орлы изготовились. Паролем сработал отборный мат, звучавший как с нашей стороны, так и со стороны ДШМГ. Это я к тому, что район знаком не только по карте.»


Провинция Фарьяб. Район Джумабазара


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. С защитниками революции на броне. В командирском люке – замполит 3 погз старший лейтенант Федченко Станислав. Провинция Фарьяб, Джалаирская долина. 1983 год.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. На прицепе подорванный БТР-152 афганской армии.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. На границе у погранзнака № 51.
Первый ряд слева направо:
1. Прапорщик Иделбаев Борис – старшина 1 погз;
2. …
3. …
4. Старший лейтенант Федченко Станислав – замполит 3 погз;
5. Капитан Шуликов Петр – начальник 1 погз;
Второй ряд слева направо:
1. Майор Филиппов Борис Николаевич – начальник 2 погз;
2. Мамадкуль – сын авторитета кишлака Джалаир;
3. …
4. Майор Кириличев Владимир Кузьмич – начальник 3 погз;
5. Капитан Шпартун – командир минометной батареи;
6. …
7. …


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. На границе у погранзнака № 51. Майор Кириличев Владимир Кузьмич – начальник 3 погз.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. На границе у погранзнака № 51. Слева направо: Мамадкуль – сын авторитета кишлака Джалаир, Радченко Б.С.

Категория: 1983год |
Просмотров: 5903 | Комментарии: 17
Всего комментариев: 17
0  
17 КАВКАЗ   (16.09.2013 15:00)
Внимательно всё прочитал и просмотрел. Уверенно говорю, что все эти события произошли после 25 ноября 1983 года. Это дата когда я убыл навсегда в Союз, а при мне этих событий не было. Пишу для того, что может кому-то это поможет сориентироваться по времени.

0  
15 berezinv63   (23.03.2012 17:04)
на фото обед на троих водитель 738 БТР Тихонченко Валера

0  
14 комсорг   (28.05.2010 09:23)
На фотографии "На границе у 51 знака" в нижнем ряду третий - прапорщик Жерновников Владимир - секретарь комитета ВЛКСМ. Боря Филиппов называл - комсомолец. А во втором ряду третий - майор Романец - начштаба

0  
13 РБС   (04.01.2010 00:47)
Понял тебя Валера. Ох как понял кто меня поправил. С большой теплотой вспоминаю тебя и весь экипаж 738.

0  
12 valera_tihonya   (01.01.2010 21:16)
на фотграфии обед на троих изображен не Володя, а Валера(водитель 738 )

0  
11 РБС   (07.10.2009 18:36)
Сережа, ты прав, неточность еще и в том, что это не машина минбатра, а как пишут ребята - хоз взвода, теперь надо попросить Михаила сделать исправления.

0  
10 Меченый   (07.10.2009 16:48)
Боря, когда подорвался в ГАЗ-66 Суховий и Черный, Юсова у нас тогда уже не было. Начмедом был Костя Филимонов - из "пиджаков". Толковый лекарь. Он до армии работал хирургом на скорой помощи. Когда Валеру Суховия привезли в землянку санчасти, Костя уже успел подготовит стол для операции, хотя вместе с нами был на выезде. Я присутствовал при том, как Костя оперировал. Толковой анестезии у нас не было, так он дал Суховию пол кружки спирту, сам грамм 50 опрокинул и начал резать. Что можно было - спасал, что нельзя - отрезал и бросал в таз. Тем же спиртом промывал рану. Валера молодец, чтобы не орать от боли, вцепился зубами в рукав моего бушлата и только сопел до конца операции. На мой взгляд, благодаря Косте, Валере смогли спасти ногу.

0  
9 РБС   (07.10.2009 12:50)
Да, Сергей я помню как ты переживал. У советников в отеле были свои собаки, одну из них звали Гульбеддин. Но они были лояльны к афганцам и советники на них не очень то надеялись.

0  
16 spashka   (17.08.2013 16:45)
Извините. Коли тут зашла речь о советниках. есть вопрос: Кто знал Николая Серова, советника ДОМА

0  
8 Меченый   (06.10.2009 15:18)
Щенок возле БТР - это Душман. События происходили в районе Файзабада весной 1984 г. Почему весной - тогда полным ходом шла миграция черепах к местам откладывания яиц. Начмед, Костя Филимонов, даже умудрился из них приготовить супчик. На той операции он был в БТРе со Стасом Федченко. Мы стояли кольцом около какого-то кишлака. Сарбозня его прочесывала. Они тащили из кишлака награбленные вещи и волокли на веревке этого щенка. Я отобрал его у сарбозов и привез на базу. Жил он в штабной землянке, но частенько пропадал у связистов (их "Чайки" стояли напротив через дорогу) - они баловали его тушенкой. Что интересно, так это то, что Душман патологический ненавидел всех афганцев. В тоже время, наших советников, которые постоянно были среди них и должны были соответствующе пахнуть, он не трогал. Несколько раз советники царандоя просили его у меня для охраны гостиницы. Один раз, когда я был на операции, Жлуктенко, не спрашивая моего разрешения, дал Душмана советникам на пару дней. В день моего возвращения советники вернули Душмана. Но он был какой-то вялый, не хотел есть. На следующий день он не мог самостоятельно подняться по ступенькам из землянки. Я вынес его. Он походил немного около стола, который был при входе в землянку, лег мне на ноги и умер. Мы с советниками провели расследование и установили, что Душмана отравили афганцы, которые обслуживали их в гостинице. Ими потом занимался ХАД.
А две другие собаки - это уже другая история.

0  
6 y3461   (03.06.2009 02:56)
Минбатовский газ 66 подорвавшийся на мине остался стоять на колёсах , Водитель Севрюк Виктор "sever63" только почему то он не появляется на сайте, и больше всего пострадал старший машины , командир расчета Морозов Женя , а сам расчет отделался испугом . комбат Шпартун послал несколько человек в оцепление наблюдать и меня в том числе и спрашивает : никого не видно ? я ответил что кто то промелькнул в кишлаке , а он накинулся на меня , стрелять надо было , и вот тогда началась кононада , со всего с чего можно было стрелять , комбат со злости стрелял даже со своего пистолета так что это машина не минбата

0  
7 maimana-1   (03.06.2009 23:23)
А когда случилась та эпопея, которую ты описываешь? Если можешь вспомнить, опиши подробнее.

0  
5 Igor   (15.05.2009 13:38)
Bce правельно Володя это ранняя весна 84г Г-66 машина взвода обеспечения,(техзамыкание) была гружена запчастями (редуктора с БТР,колеса,масло в бочках а так же стоял бак с вертолета наполненый бензином) это видно и на фото.Спустя некоторое время с приходом зампотеха Павлика Н.В. мы с Сашей Черным уговорили заменить Г-66 на ЗИЛ-131 уж очень нам не нравились Газоны плохо переносили подрывы .

0  
4 joker_roman   (16.03.2009 00:12)
На фото " у погранзнака № 51" третий в первом ряду пр-к Жерновников, комсорг ММГ.

+1  
3 joker_roman   (14.03.2009 22:02)
Подорванный ГАЗ-66 возле Ямбулака, это ранняя весна 1984г. , это машина Валеры Суховия (ВО). Вместе с ним подорвался Сашка Чорный, только Чорный отделался контузией, а Валеру еще долго по госпиталям склеивали.

0  
2 simanovsn   (23.02.2009 14:26)
ЗИЛ-131 это первый переворот Кросуцкова

0  
1 hi-fi   (01.09.2008 22:11)
Предпоследнее фото.Это не дукандоры.Я помню ту проводку колонны.Правда время не помню.Это из Майманэ шла колонна афганская.Правая машина - Татра-наливник.Несколько машин с нашей точки раставили вдоль дароги .Прикрывали проход калонны.В км 3-4 от расположения ММГ. В нашем секторе колонна прошла без проблем.А когда начали сниматься нас обстреляли со стороны холмов за которыми была "зелёнка".Как на зло БТР заглох.Пришлось его с толкача cool заводить.11 тонн biggrin Благо он стоял на сопке и под уклон когда начали по нам палить , откуда силы взялись , шесть человек быстро его растолкали biggrin Прыгали в него на ходу ....

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz