Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » 1982год » 1982год

1982 год (часть 10)


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Склады ММГ.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Радченко Б.С. у штабной землянки.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Радченко Б.С. у антенны спутниковой связи.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Слева – начальник полевой ОГ «Меймене» подполковник Нестеров Николай Николаевич.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Радченко Б.С. у штабной землянки.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». У штабной землянки. Начальник полевой ОГ «Меймене» подполковник Нестеров Николай Николаевич.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Начальник полевой ОГ «Меймене» подполковник Нестеров Николай Николаевич.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Третий слева – начальник 1 ММГ майор Калинин Александр Леонтьевич.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Крайний справа – начальник 1 ММГ майор Калинин Александр Леонтьевич.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Письмо из дома. Слева на право: заместитель начальника 1 ММГ по техчасти капитан Рукосуев Николай, начальник 1 ММГ майор Калинин Александр Леонтьевич, Радченко Б.С.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Меймене. Старший советник царандоя провинции Фарьяб подполковник милиции Куликов Александр.

Из книги Виктора Носатова «Фарьябский дневник», Москва, 2005 год

«20 декабря 1982 года. Провинция Фарьяб. Районный центр Андхой.
Благодаря ряду операций, проведенных нами совместно с афганскими отрядами самообороны, обстановка в окрестностях Андхоя стабилизировалась. Этому способствовало и то обстоятельство, что зимой большая часть боевиков хоронится в кишлаках, ожидая потепления.
Секретарь парткома НДПА провинции Фарьяб Альборс, используя временное затишье, объезжал со своей свитой самые дальние уголки района, встречаясь со старейшинами кишлаков, родовыми авторитетами, племенными вождями. Во время этих поездок он рассказывал селянам об Апрельской революции, ее целях и задачах. О последнем Пленуме ЦК НДПА и провинциального комитета партии.
Разъезжая по провинции, я не раз сталкивался с тем, что ни кочевники, ни земледельцы из глубинки имели смутное представление о происшедших в стране изменениях. Обычно на вопрос, кто сейчас является главным правителем Афганистана, люди в большинстве случаев говорили, называли Дауда, тем более, что его портрет до сих пор украшает государственные денежные знаки, реже называли имя Тараки. Ни Амина, ни Кармаля многие просто не знали. О революции слышали очень мало. Бывало, что дехкане и кочевники главным человеком в стране называли кого-то из полевых командиров, которые терроризировал их кишлаки и кочевья.
Обычно наше появление в глубинке афганцы встречали настороженно. Не зная о событиях, происходящих в стране, они тем более не знали о том, что наши войска находятся на их земле по просьбе Афганского правительства. Нередко приходилось наблюдать, когда наша колонна проходила какой-то удаленный от центра кишлак, как поодиночке и целыми группами в горы убегали вооруженные мужчины. По-видимому, тут срабатывал исторический стереотип. Афганцы за многовековую историю своего существования привыкли к тому, что европейцы приносили им только лишения и страдания и что единственный язык, на котором с ними можно говорить, это язык оружия. Последний пример этому - только с оружием в руках отстоял свою независимость афганский народ от английских завоевателей. Вот почему для многих в Афганистане мы были и остаемся опасными инородцами.
Там же, где мы постоянно бываем во время операций или оказываем посильную помощь, афганцы во многом меняют свое отношение к нам, но, по-моему, просто внешне. В глубине души, я думаю, они продолжают считать нас помехой в урегулировании своих внутренних межнациональных и территориальных конфликтов. Слишком долго у нас это не хотели понимать.
Кто-то из читателей спросит меня - на чем основываются мои доводы?
Отвечу - из многочисленных контактов с дехканами, кочевниками, старейшинами кишлаков, родовыми авторитетами и даже муллами. Не раз мне приходилось разговаривать и с пленными душманами, с теми, кто раскаивался в содеянном, и с теми, кто не скрывал своего злобного отношения, и к нам, и к Саурской (Апрельской) революции. Очень много об афганцах я узнал и в Андхое, сопровождая секретаря провинциального парткома Альборса. Однажды мы побывали в одном из пригородных кишлаков. Как я уже говорил, основное население района - туркмены из племени Алиили. Жилища туркмен во многом отличаются от жилищ узбеков. Крыши у них не плоские, а куполообразные. Селятся и живут они обычно по родам, которые в свою очередь подразделяются на родовые кланы. Каждый клан проживает в своем квартале, имеет одну-две небольшие мечети, где молятся не реже пяти раз в день. Обычно имама, человека, который руководит молитвой, дехкане выбирают из своего квартала.
Мы побывали в доме одного из родовых авторитетов кишлака. Крепкий 60 - летний старик был бодр и деятелен, и сразу начал показывать свое хозяйство. За высоким глинобитным дувалом, кроме большого дома, разделенного на женскую и мужскую половины, было много хозяйских построек. В коровнике было 30 коров, по двору гуляло несколько чистокровных текинцев, об этом немногословный хозяин похвастался сам. Всего у него было десять лошадей. Всю работу в хозяйстве выполняли шесть сыновей. На период посевной и уборочной компании богач нанимал пять-шесть батраков, платил им от 80 до 120 афгани в месяц. С особым удовольствием показал старик свой сельскохозяйственный инвентарь. Год назад у одного из кооперативов он купил уже далеко не новый трактор, «Беларусь», года семидесятого выпуска, были у него и плуги, но хозяин тут же добавил, что он не всегда в состоянии использовать технику, потому что уж очень дорого горючее. Поэтому большую часть посевных площадей он обрабатывает по старинке с помощью деревянного плуга омача, снабженного железным лемехом. Борону заменяла широкая доска, утыканная длинными гвоздями. Внутренние покои мужской половины богача обставлены довольно современно. Стены устланы богатейшими коврами ручной работы. На низеньком столике, меж кувшинов старинной работы, блистал серебристой поверхностью стереомагнитофон. В углу гостевой комнаты пристроился японский телевизор. Старик частенько смотрит передачи советского телевидения. Он много знает о нашей жизни, жизни советской Туркмении, но многие существующие в СССР порядки не разделяет. Откровенно признался, что выключает телевизор, как только по телевизору показывают туркменок без накидок. Не нравится ему и то, что в советской Туркмении очень мало мечетей. Что ж, я непосредственно столкнулся с реальностью афоризма: «В Афганистане шариат не религия, а образ жизни». С этим сталкиваешься на каждом шагу, и с этим здесь нельзя не считаться.
Старик посетовал на то, что увеличиваются налоги, а заниматься сельским хозяйством все труднее и труднее. Ведь не для кого не секрет, что полевые командиры облагают налогом все ввозимые в Андхой товары и потому духанщики торгуют товарами по более высоким ценам, расходы увеличиваются. Старик начал перечислять налоги, которые ему приходится платить.
Прежде всего подати государству и духовным лицам - салгыт, за пользование земельным участком до 50 афгани или 20 килограммов пшеницы, столько же ячменя, особенно высоки подати духовенству:
- «хушур» - 1/10 часть урожая
- «зекат» - 1/40 часть скота.
Кроме того, духовенство, ссылаясь на шариат и трудные времена, требует 1/40 часть серебряных украшений.
Старик, покряхтывал, с сожалением перечисляя свои податные убытки, частенько повторяя, что уже на грани разорения. Признаться, я был уверен, что он, как и все богачи, уж больно прибедняется, старается выглядеть чуть ли не нищим. Позже я узнал, что старик женил своего среднего сына на ковровщице, заплатив за нее калым в 150 тысяч афгани, и что уже в этом году невестка соткала два ковров 2 на 3 метра, которые стоят до 40 тысяч афгани. Так что еще два ковра и калым окупится полностью и невестка начнет приносить скупому богатею чистую прибыль.
Перед тем как попрощаться, хозяин пригласил нас за стол. Правда, в обычном смысле этого слова стола не было. В комнате прямо на полу был разостлан пестрый ковер очень тонкой работы. Прямо на ковре стояли дымящие ароматным духом блюда с пловом, с шашлыками, тонко нарезанными ломтиками мяса. В середине этого тола возвышались горки винограда, персиков, гранатов и других фруктов. Роль хозяйки, в нашем понимании, выполнял, по всей видимости, один из батраков. Он ловко, с подносом в руках лавировал меж гостей, расхаживая по столу как по земле.
Разговор за столом, на правах хозяина и старшего, начал старик. Говорил он о видах на урожай, о ценах на рынке, молодежи, которая думает больше о развлечениях, чем о вере. Мы молча слушали, не перебивая гостеприимного хозяина. Пусть выговорится.
Найдя в нас внимательных слушателей, старик не стал злоупотреблять нашим терпением и, выставив из гостевой комнаты старших сыновей и батрака, он достал из заветного местечка бутылку с прозрачной жидкостью, торжественно водрузил ее на середину импровизированного стола.
К нашему немалому удивлению, это была самая обыкновенная «Столичная».
Сам он пить отказался, ссылаясь на запрет шариата.
После первых же тостов разговор за столом принял более оживленный характер. На наши вопросы хозяин старался отвечать логично и полно.
Чувствовалась мудрость лет и отличное знание обстановки не только в Афганистане, но и далеко за ее пределами.
Я еле успевал записывать суть кратковременных диалогов, возникающих за столом.
- Что вы знаете о Саурской (Апрельской) революции, ваше к ней отношение?
Старик задумался. Говор за столом прекратился, все ждали, что он ответит.
- Я считаю, что путь, по которому пошел Тараки, был предначертан аллахом. Его программа нашла отклик у всего афганского народа в большей степени потому, что была истинно афганской. Все последующие перемены, происходившие в Кабуле, стали нам во вред. Мне и моим соплеменникам чужды как европейский, так и русский путь развития страны. Мы хотим жить по-своему. Развивать промышленность, чтобы у нас были машины и орудия сельского хозяйства, торговать, чтобы в лавках духанщиков было изобилие всевозможных товаров, развивать науку и в то же время помнить, что страна наша мусульманская и основной закон в ней - шариат.
- Я считаю, что Саурская революция, после смерти Тараки, пошла не по тому пути. Рано или поздно это поймут все!
- Как относитесь вы и ваши родичи к нашему военному присутствию? - спросил я.
- Отрицательно! - не задумываясь, откровенно ответил старик.
Честно говоря, такого категоричного ответа мы не ожидали. Не ожидали этого и афганские партийные функционеры. Хозяин, не обращая внимания на гостей, продолжал:
- Каждая страна должна свои внутренние проблемы решать самостоятельно. Что требовала оппозиция, поднявшая оружие против правительства Бабрака Кармаля? Не социалистического, а другого пути развития страны. Мы все-таки ваши соседи и наслышаны о ваших колхозах, о ваших законах, которые не защищают простого человека, о ваших религиозных кощунствах. Все это не для нас.
Когда вы с оружием в руках пришли в наши города и кишлаки, старейшины кишлака собрали джигитов и, передав в руки оружие, сказали: «Идите и защищайте нашу землю, наши жилища от неверных». Для нас, с оружием в руках, вы всегда будете чужими, будете врагами.
- А что сделать, чтобы мы всегда были только добрыми соседями?
- Вывести свои войска с нашей земли! Мы готовы решать свои политические вопросы самостоятельно. Ведь мусульманин с мусульманином быстрее найдут общий язык. А с вашей страной мы всегда готовы дружить и торговать. Ведь с Россией туркмены-алиили жили в дружбе с незапамятных времен. Еще мой дед более ста лет назад вместе с другими старшинами Андхойского ханства обращался к Русскому царю с просьбой о получении подданства, с назначением губернатором нашего глубокочтимого предка Даулет-хана. Не наша вина в том, что льется еще не только афганская, но и русская кровь. Видит аллах, мы этой войны не хотим...
Распрощавшись с гостеприимным хозяином, мы направились к машинам, стоящим в переулке. Во дворе, кроме сыновей старика, было и с десяток других джигитов. По взглядам, которым они нас провожали, и по топорщащимся халатам, в полах которых угадывались очертания винтовок, мы без труда определили - люди вооружены.
И только тогда мне стала понятна смелость и откровение старика, и недаром говорят туркмены: «У кого опора гора, у того железное сердце».
До своей крепости мы доехали без происшествий. Может быть, и потому, что нас незаметно сопровождали джигиты мудрого старика. Эта и многие другие встречи с афганцами рождали в моей душе множество противоречий. Основное из них то, что я не видел какой-нибудь реальной цели в выполнении «интернационального долга» и в то же время обязан был выполнять приказы, воспитывать солдат так, чтобы и они выполняли эти приказы беспрекословно. Возможно потому, что я интересовался Афганистаном, событиями, происходящими в стране, нравами и обычаями немножко больше, чем просто наблюдатель, воевать мне было тяжелее, чем остальным офицерам.
В Афганистане я не только стрелял туда, куда мне приказывали, но и старался уяснить для себя причины затянувшейся войны. Во многом эти причины вытекали из самого уклада жизни афганцев, исторических корней их жизни.»


Фото из архива Шахматова Евгения Анатольевича, начальника 3 погз 1 ММГ 47 пого. Старший лейтенант Шахматов Е.А. у входа в землянку. Лагерь 1 ММГ «Меймене». 1982 год.




Фото из архива Корнева Геннадия, советника ХАД провинции Фарьяб. Меймене.




Фото из архива Корнева Геннадия, советника ХАД провинции Фарьяб. Корнев Геннадий - крайний слева. Во втором ряду – Ачилов Николай. Меймене.




Фото из архива Корнева Геннадия, советника ХАД провинции Фарьяб. На переднем плане начальник 1 ММГ майор Калинин Александр Леонтьевич.




Фото из архива Корнева Геннадия, советника ХАД провинции Фарьяб. Лагерь 1 ММГ. Возле штабной землянки. Третий слева – командир ВС старший лейтенант Мирлян Александр, второй справа – начальник штаба 1 ММГ майор Снигирь Сергей.




Фото из архива Корнева Геннадия, советника ХАД провинции Фарьяб. Лагерь 1 ММГ.Слева направо: заместитель начальника полевой оперативной группы «Меймене» майор Лысенко Владимир Петрович, , …,..., …, заместитель начальника 1 ММГ по техчасти капитан Рукосуев Николай.




Фото из архива Корнева Геннадия, советника ХАД провинции Фарьяб. Крайний слева – замполит 1 ММГ майор Жуков Анатолий Иванович. Меймене.

Категория: 1982год |
Просмотров: 3801 | Комментарии: 12
Всего комментариев: 12
0  
12 Kavkaz-203   (14.07.2011 16:37)
А вот на фото, где мы дружно уплетам шашлыки запечатлены: в левом дальнем углу по моему Володя из подразделения "Кобольт". Принадлежность точно, а вот имя не уверен. Путаюсь между Геной и Володей. Фамилию вообще не помню.. За ним - рафик Хаким - начальник ХАДа провинции, а потом Ганеев Феликс.Отличный парень. По национальности он татарин, поэтому в общении нас и Хакима на этом сабантуе он был переводчиком. После Афгана я встречался с ним не единожды. И в Москве и на море на отдыхе. Впечатления самые хорошие. Он на память подарил мне книгу: "Ф.Э. Дзержинский. Биография". Правее, в беретке, стоит и пьет из "нурсика" Коля Круглов. Он к нам на стажировку приезжал. А я, до этого, с ним в академии имени М.В. Фрунзе три года в одной группе проучился. Человек, про которого можно сказать: "У него золотые руки".
Еще правее, с голым пузом и в панаме - я собственной персоной.
Ниже меня рядом с Калининым без головного убор - шифровальщик Толя Воронов (с Сахалина), а в панаме и очках - Юра Гавриленко (из Риги).
Спиной к нам в панаме и спортивном костюме - Витя Буйнов. Левее его сам Гена Коренев.
Если быть наблюдательным, то не трудно заметить, что на пьянке отсутствует Нестеров Н.Н, Снегирь Борис Васильевич и др из числа командования ММГ и ОГ. Это жесткое требование Николая Николаевича - Отдыхать по очереди, чтобы войско, случай чего, управлялось. Посему всегда создались почти равные по возможностям пункты управления. Один отдыхать может, а второй бдит. В подразделениях ММГ тоже самое. Так было всегда и я за эту науку благодарен Николаю Николаевичу.

0  
11 Kavkaz-203   (11.07.2011 10:02)
На второй сверху фотографии этой серии, после Корнева Геннадия - Витя Карпенко (шифровальщик советников ХАДа из Киева), дальше - советник ХАДа Слава Ненашев (из Мичуринска), затем, в полевой армейской фуражке, видна голова Коли Ачилова, офицера РО Керкинского отряда, Следующий, в костюме и белой рубашке, начальник ХАДа Фариябской провинции Хаким. Дальше - его зам, но с ним я не знаком. И замыкает "шеренгу" Николай Константинович Рукосуев или просто Константинович.

0  
10 Kavkaz-203   (11.07.2011 09:48)
На фотографии с названием: "Лагерь 1 ММГ. Возле штабной землянки", крайний слева - Виктор Карпенко (шифровальщик советников ХАДа из Киева). Рядом с нм, с черными кудрями, начальник тыла ММГ Зубцов Сергей Иванович, Дальше - Саня Мерлян, потом, Толя Жуков. А вот чья голова в панаме рядом с Жуковым узнать не могу из-за качества фото и по прошествии лет. Дальше - Боря Снегирь или попросту Васильич. За ним владелец этого архива - Корнев Геннадий - советник ХАДа.
А вот спереди примостился начальник СПС и просто хороший человек, прапорщик Налобин Виктор Петрович.

0  
9 Kavkaz-203   (10.07.2011 08:36)
На самой первой фотографии стоит слева первый секретарь Фарьябского областного комитета партии рафик Альборс.
На трибуне выступает жена Коренева Геннадия, а переводит сказанное наш переводчик Насретдин. Он таджик и говорил на фарси. Другой переводчик, Сахиб, был узбек. Это все точно.А вот на других фото, сегодня постараюсь переговорить по Скайпу с Кореневым, уточню, а потом напишу. Хоп?

0  
8 maimana-1   (09.07.2011 23:05)
Владимир Петрович, напишите в комментариях, кто изображен на фото Корнеева. Тех, кого помните.

0  
7 Kavkaz-203   (09.07.2011 15:55)
Михаил! Спасибо тебе за выполнение моей просьбы в отношении фоток. Теперь, наверное, можно те, что в моих комментариях, убрать как не нужные.
Хочу обратить внимание, что на фото, где на переднем плане А.Л. Калинин, в руке Коли Круглова, отчетливо виден знаменитый "нурсик". Одна бутылка - семь "нурсиков". Они и дома мне служили в рыбацком наборе. Потом рассыпались.

0  
6 солдат-82   (16.06.2010 20:51)
Я обращаюсь к Лысенко Владимиру Петровичу: "Продолжайте Ваши комментарии, они нам очень нужны (и не только нам, всем, кто служил после нас, будет интересно узнать, как планировались и осуществлялись наши операции, чем руководствовалась ОГ нашей ММГ при проведении очередной операции.). Лично я и мои сослуживцы, у которых пока нет интернета, очень много нового узнали из Ваших комментариев (в частности про операцию в Кайсаре - по моему, она стала показательной в боевой деятельности нашей ММГ). Нам хотелось бы поподробнее узнать про подготовку и проведение операций в Астана-бабе и в Вунчалате, где мы освобождали мельницы, а так-же впечатления от первых дней в Меймене у десантников-Керимбаевцев. Я надеюсь, Вашему примеру последуют офицеры последующих годов службы нашей ММГ, как только они смогут найти наш сайт. Из всех мелочей складывается общая картина нашей службы и поэтому Ваши воспоминания - неоценимы...

0  
5 РБС   (04.06.2009 13:39)
Из дневника начальника ОГ Нестерова Николая Николаевича.

Итоги боевой деятельности 1 ОГ, 1 ММГ 47 ПОГО
по состоянию на 01.01.1983г.

Боевые выходы 1ММГ 47 ПОГО в 1982г. составили 134 суток.
Проведено операций – 18, др. боевых действий – 68 из них 36 ночью.
Захвачено 264 душмана, 125 пособников.
Сдались властям 18 БГ общей численностью - 560 чел., 3 ИК - численностью 35 чел. Разгромлены 11 ИК.
Захвачено 306 ед. стрелкового оружия, патронов 30700 шт., 76 мм пушка – 1 ед. (к. Кайсар), ПТМ – 27 шт., РГ – 18 шт., выстрелов к РПГ – 12 шт., бутылок с зажигательной смесью – 3 шт., автомашин – 9.
Уничтожено: 36 схронов , ДШК- 1шт., РПГ – 2шт., 11 а/м., 177 ед. стрелкового оружия.
Нанесены 46 РБУ.


0  
4 РБС   (07.08.2008 13:39)
Окончание. Начало см. на п. 4.
Получив от ОГ 47 ПОГО добро на совершение марша, примерно за сутки до выхода, с командиром 35пп прибывшим в лагерь, нач. ОГ Нестеровым Н.Н. был решен вопрос совместного выхода якобы в район Альмара. В тот же день, советники полка были поставлены в известность о полученном ОГ-1 указании выйти к 51 п/зн по Джалаирской долине. С учетом этого они взяли на себя вопрос согласования с советническим аппаратом 18пд выхода 35 пп в интересах 1ММГ, а также доведение перед выходом до командира полка о якобы полученном начальником ОГ нового распоряжения и сосредоточении афганских сил на взлетке у лагеря ММГ.
До к. Такали- Намуса дошли без обстрелов. В самом кишлаке сарбозы так же не встретили сопротивления и под прикрытием выставленного 35пп оцепления вдоль дороги, ММГ прошла кишлак.
Атаханходжа нас встретила пацанами на крышах домов, кучкой старейшин перед кишлаком. Переговорив с ними о намерении мирно пройти через кишлак и получив заверение, что с их стороны также не последует враждебных действий, колонна прошла кишлак и уже удаляясь, заполучила вдогонку несколько очередей из автомата. По всей вероятности запоздало стрелял обиженный сборщик налогов. Выйдя из района кишлаков Атаханходжи прошли несколько кишлаков Джалаир и не доходя примерно 2 км. до большого Джалаира, были приятно удивлены встречающими нас, стоящими вдоль дороги по стойке смирно на расстоянии 50 м. друг от друга вооруженными Джалаирцами. Этот почетный эскорт, карабины на караул, обветренные лица пуштунов вызывали не только уважение, но и переживания которые невозможно передать словами. Торжественные построения подразделений афганской армии связанные с государственными праздниками ДРА, прохождение ими торжественным маршем, не вызывали столько эмоций, как этот почетный караул пуштунов. С прибытием в Джалаир, состоялось знакомство с его авторитетом, сыновьями. Здесь же была достигнута договоренность, что подразделение 35пп остается в районе кишлака, а мы самостоятельно совершим марш к линии границы. На просьбу вывести нас непосредственно к 51 п/зн, Ходжи Мохамад здесь же подозвал сына и заявил, что Мамадкуль знает в районе граница все тропинки и укажет дорогу к 51п/зн. Поблагодарив Ходжи Мохамада за теплый прием, ему было выражено сожаление, что в Джалаире нет представителей Вакиля Хабибулло. Заверив, что к нашему возвращению с границы он непременно будет в кишлаке, мы распрощались и забрав с собою Мамадкуля ушли на 51 п/зн.

Прибыв на границу, расположились на ночевку и, дождавшись транспортной колонны с отряда, утром вышли в обратный путь. С прибытием в Джалаир продолжилась встреча с его авторитетом, который представил прибывшего в кишлак родственника Вакиля Хабибулло. В завязавшейся беседе он передал от сына Вакиля - Паинды пожелание удачи, а так же и привет от одного из офицеров нашего РО с которым недавно встречался. В продолжение разговора Ходжи Махамад обратился с просьбой о возможности выделить ему бочку солярки для трактора. На шутку, что он наверное бай, со всей серьезностью последовал ответ, что баем он был до революции, а в настоящее время является председателем колхоза. Аргумент был более чем убедительным и в знак укрепления наших дружеских отношений, нач. ММГ Калинин А.Л. распорядился слить солярку с бензовоза в бочку, моментально привезенную пуштунами. Задержавшись часа на полтора в кишлаке, распрощавшись с его дружелюбными жителями и располагая информацией, что район Атаханходжи пройдем без боя, совместно с 35 пп прошли кишлаки Джалаира и вышли к Атаханходже. Трудно себе представить, что испытывали жители большой Атаханходжи, впервые наблюдая, как к их кишлаку приближается пылящая, растянувшаяся по долине колонна из десятков автомашин. Втягиваясь в кишлак, груженные лесом ЗИЛы поражали жителей толщиной и размерами бревен, с завистью они смотрели на машины груженые углем. Оставляя за собой притихшие кишлаки района Атаханходжи, прошли к. Ортепа и вышли к Токалям. Сарбозы 35пп обеспечили коридор, и колонна не встречая сопротивления, прошла кишлак Отрезок маршрута от Токалей преодолели довольно быстро и без происшествий прибыли в лагерь. Наверное это был один из немногих выходов к 51 п/зн без подрывов и боестолкновений.
Так, впервые совершив марш по Джалаирской долине, 1ММГ вышла на линию гос. границы в район 1 ПОГЗ 47 ПОГО и самостоятельно осуществила сопровождение транспортной тыловой колонны к месту своей дислокации, а затем так же успешно вывела ее на границу. Этим маршрутом обеспечивалось тыловое снабжение мангруппы вплоть до вывода войск из ДРА, этим же маршрутом мангруппа покидала Фарьяб и 15 февраля 1989г.


0  
3 РБС   (07.08.2008 13:37)
Продолжение. начало см. на п. 4
Общая же обстановка по маршруту выдвижения ММГ через долину была довольно сложной. Южнее кишлаков Джалаир, район с одноименными кишлаками Атаханходжа, а также расположенные южнее кишлаки Ортепа контролировали пуштунские БГ ориентации НИФА и ИПА общей численностью где то 250 человек, враждебно настроенные как к властям, так и к советским подразделениям. Авторитеты племен пуштунов Джалаира и Атаханходжи постоянно враждовали между собой. Причиной была длившаяся десятилетиями кровная месть за родственников погибших во время совместного проведения праздника Курбан Байрам. Взаимно обвиняя друг друга в смерти соплеменников, они оставались врагами и в период всего пребывания ММГ в провинции. С учетом этого, наши установившиеся добрые отношения с Джалаирцами, в последующем вызывали дополнительную ненависть у главаря Атаханходжи. В конце 1983г. во время одного из нападений БГ Джумахана (к. Атаханходжа) на Джалаир, от разрыва мины погибает его авторитет Ходжи Мохомад. Со слов его сыны Мамадкуля – на теле отца не было ранений, смерть же наступила в результате сердечного приступа.
В пяти км. юго-западнее Атаханходжи в к. Чармгарчашма базировалась крайне агрессивно настроенная к «шурави» БГ Соли Джона ориентации НИФА численностью 40 человек. Главарь БГ среди бандитов значился как «пограничный командир», обучался в Пакистане, откуда вернулся с хорошо подготовленной группой душманов. Как совместно с БГ Атаханходжи, так и самостоятельно БГ Соли Джона имела возможность осуществлять нападения и минирование маршрута в районе кишлаков Ортепа, Бадкак, что фактически и отмечалось с начала 1983г. В 1988 году Соли Джон начал активно изучать систему охраны участка 68 ПОГО, совершал ходки на советскую территорию и в апреле 1989г. в составе БГ Кори Рашида совершил нападение на пограничный наряд 12 ПОГЗ Тахта-Базарского отряда.
От к. Бадкак, район Токали –Намуса вплоть до к. Джаркала находился под влиянием БГ узбеков ориентации ИОА, численность которых достигала примерно 200 человек. В тоже время, за счет БГ ИОА Джумабазара и Альмара их численность реально могла возрасти до 350 – 400 человек с получением (за сутки) упреждающих данных о планируемой властями операции в районе Токалей. Данный район в сравнении с районом Атаханходжи представлял значительно большую опасность не столько за счет возможного увеличения численности БГ, сколько из-за наличия «зеленки».
Одновременно со сбором информации по БГ, изучалась проходимость маршрута для тяжелой боевой техники. Опрашивались водители большегрузных автомобилей совершающие рейсы в Меймене из Андхоя, Даулатабада через Джалаирскую долину. Практически все опрошенные заявляли, что в течение года, за исключением зимнего периода, дороги проходимы для их машин. За проезд через к. Атаханходжу они платили налог в размере до 800 афгани с каждой машины. Обойти же кишлак, в том числе по сухому руслу реки, не представлялось возможным, т.к. ее крутые и высокие берега служили непреодолимым препятствием для машин, спуск в русло проходимый для автотранспорта в районе кишлака отсутствовал. Расстояние от Джалаира до Меймене они преодолевали в среднем за 4 – 6 часов. Аналогичными данными располагал и РО 47 ПОГО.
Подготавливая выход к 51 п/зн через долину, с целью отвлечения внимания от маршрута, т.е. районов Токалей и Атаханходжи, примерно за неделю до совершения марша, вопрос о проведении каких либо операций в этих районах совместно с афганскими подразделениями, перед властями, командованием 35пп, царандоя и их советниками не поднимался.

0  
2 РБС   (07.08.2008 13:30)
Первый выход 1ММГ «Меймене» к 51 п/зн.

С вводом в январе 1982г. 1ММГ 47 ПОГО в провинцию Фарьяб г. Меймене, тыловое обеспечение боевых действий мангруппы осуществлялось путем проводок транспортных колонн по маршруту от линии гос. границы через Андхойское улусвольство, «зеленки» Ширинтагоба, Джумабазара - Меймене. Действующие в этих «зеленках» враждебно настроенные к властям БГ Мавлови Гапура кара общей численностью до 1200 человек вели ожесточенные бои с советскими и афганскими подразделениями, сопровождающими колонны. Как правило, перед их проводкой, в этих районах «зеленки» проводились крупномасштабные операции с привлечением нескольких ММГ, ДШМГ ПВ, подразделений 201 МСД СА, афганской 18 ПД. Учитывая, что 1ММГ не имела возможности самостоятельно обеспечить безопасное сопровождение собственных транспортных колонн с материальным обеспечением через эти районы, командиром 47 ПОГО, во второй половине 1982г. была поставлена задача РО, изучить возможность снабжения мангруппы, минуя Ширинтагоб и Джумабазар, с выходом на ПОГЗ правого фланга ПОГО, однако не исключались и варианты выхода на участок 68 ПОГО.
С учетом сложившихся взаимоотношений РО ПОГО с влиятельным авторитетом пуштунских племен района Даулатабада - Вакилем Хабибулло, его влиянием на племена пуштунов «чуказаи», проживающие в одноименных кишлаках Джалаир, расположенных в непосредственной близости от границы и выпасавших скот против участка 1 ПОГЗ 47 ПОГО, было принято решение - новым основным маршрутом к линии гос границы рассматривать маршрут из Меймене к Джалаиру, через к.к. Токали-намуса, Атаханходжа, с выходом на участок 1ПОГЗ 47 ПОГО в район 51 п/зн, т. е. по долине реки Меймене протекающей в районах названных кишлаков. Среди командования 1 ОГ, ММГ, да и советников Меймене, а затем и командования афганского 35пп и царандоя за долиной закрепилось название долины как Джалаирской.
Фото. По долине.
С целью изучения маршрута, склонения пуштунов района Джалаира к отказу от ведения боевых действий против советских подразделений, РО ПОГО были успешно проведены мероприятия по выходу на Джалаирцев через Вакиля Хабибулло, установлены контакты с чабанами Джалаира на границе. В результате, до первого планируемого в ноябре 1982 г. выхода 1ММГ из Меймене по Джалаирской долине к 51 знаку, Вакиль Хабибулло через своего представителя поставил в известность РО, что советское подразделение в районе кишлаков Джалаира встретят дружественные им племена пуштунов. В это же время, в г. Меймене состоялась встреча с сыном Вакиля - Паиндой, который по просьбе отца из района Даулатабада был переброшен нашими бортами в провинциальный центр. Проживая несколько дней в городе в ожидании самолета на Кабул, Паинда неоднократно был у нас в гостях, в домике у взлетки. Обедая, хвалил наших поваров особенно за первые блюда, которые он, как и все афганцы, съедал после второго. Грамотный, симпатичный и общительный он располагал к себе и в непринужденных беседах интересовался нашим бытом, жизнью в союзе, в шутливой форме выражал сожаление, что по советским законам можно иметь только одну жену. О возможности выхода к границе, подтвердил, что с авторитетом Джалаира достигнута договоренность о беспрепятственном проходе нашего подразделения через контролируемый ими район и здесь же заверил, что с нашим прибытием в Джалаир, в кишлаке нас встретит представитель Хабибулло. От встреч с этим молодым, красивым парнем остались только добрые, теплые воспоминания. Недолгой была его жизнь. В 1983 году он погибает в результате заранее спланированного и хорошо организованного покушения. Известный не только в Ширинтагобском улусвольстве УАЗ 469 принадлежащий Вакилю Хабибулло, на котором Паинда прибыл в качестве приглашенного гостя на встречу с главарями района Рахматабада, и на котором же возвращался по окончанию совещания в Даулатабад, севернее Рахматабада был фактически в упор расстрелян из засады. К акции были причастны главари, приглашавшие Паинду на встречу. Убийство было совершено в период рассмотрения Кабулом вопроса создания на базе вооруженных отрядов пуштунов Даулатабада национального полка. Смерть Паинды, по замыслу ее организаторов, должна было спровоцировать ответные действия Вакиля Хабибулло против БГ Ширинтагоба, в результате которых, защищая от нападений пуштунов свои кишлаки население которых в основном составляли узбеки, поднимая уже национальный вопрос и заручившись поддержкой со стороны БГ районов Андхоя и Меймене, планировали совместными силами разгромить отряды Вакиля Хабибулло и таким образом закрыть вопрос создания полка. Однако от боевых действий против БГ Ширинтагоба Хабибулло воздержался, сохранил отряды, на базе которых властями и был создан 525 НПП


0  
1 Kavkaz-203   (24.07.2008 10:31)
На четвертой сверху фотографии, рядом с Нестеровым Н.Н. - Геннадий Иванович Пристегин - Ст. советник ХАДа Фарьябской провинции.
Дальше, после Р.Б.С., с подписью "фамилия офицера не установлена", на 2-х подряд фотографиях почему-то неузнаный Нестеров Н.Н. Он же и на фото № 10, если считать сверху. Слева направо Н. Рукосуев, А. Калинин, Б. Радченко и потом Нестеров Н.Н.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz