Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » 1987год » 1987год

1987 год (часть 4)

Из книги «По обе стороны границы (Афганистан 1979-1989)». Книга вторая. Под общей редакцией генерал-лейтенанта Б.И. Грибанова, Воронеж 1999. Статья «Будет долгою жизнь...»

«...Вертолет, в котором после выполнения боевой задачи возвращался на базу офицер разведотдела В. Баранов, шел над низкой облачностью, закрывавшей землю. А точнее, не землю - пики черных вершин. Скалы здесь - до полутора тысяч метров над уровнем моря. Высота полета - 4.800. Несмотря на усталость, Баранов чувствовал себя превосходно. Задание было не из легких, в районе, почти целиком контролируемом мятежниками. Однако все обошлось и, если верить часам, до ПКП (полевой командный пункт) оставалось минут двадцать лету. Можно даже подремать, раз на¬учился не обращать внимания на шум лопастей...
Глаза он открыл за пару секунд до взрыва. Видимо, интуитивно почувствовал опасность: и такое качество на войне тоже вырабатывается. Совсем рядом рвануло, «борт» вздрогнул, надрывно закашляли движки, и машину заметно накренило. На такой высоте их могли достать только «стингером». Значит, повезло. Обычно точное попадание в вертолет - это верная смерть.
Баранов рванулся к кабине летчиков: живы? Экипаж майора Владимира Соловьева делал все, чтобы спасти машину. Движки с трудом, но пока тянули. Огня нет. Есть смысл попытаться дотянуть до ближайшего аэродрома. Взяли курс на Меймене



Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Офицер разведотдела ОГ «Душанбе» майор Баранов Владимир.


Фото из архива Смирнова Александра Ивановича, старшего специалиста СПС 1 ММГ 47 пого. В лагере 1 ММГ «Меймене». Слева направо: врач ММГ лейтенант Резников Андрей, заместитель начальника 3 погз старший лейтенант Петров Александр Иванович, прапорщик Смирнов А.И., старшина минометной батареи прапорщик Пономарев Андрей, заместитель начальника 1 погз лейтенант Кафаров Рауль.


Фото из архива Галбура Григория, водителя-заряжающего БМ «Град»-1 минометной батареи 1 ММГ 47 пого. В лагере 1 ММГ «Меймене», у входа в землянку минометной батареи.

Комментарии к фото Вразовского Юрия, взвод управления минометной батареи 1 ММГ 47 пого

«А где эту эмблемку нашли? Кусок пенопласта. Комбат Шпартун заставил её сжечь, но мы её спрятали на «Берёзе», и так до дембеля не вытаскивали.»


Фото из архива Галбура Григория, водителя-заряжающего БМ «Град»-1 минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Фотолистовка, посвященная замполиту 1 погз старшему лейтенанту Щербакову Андрею Николаевичу. В фотолистовке ошибочно указано его имя.

Ноябрь 1987 года. Съезд всех народов и племен - Лойя джирга - официально изменяет развернутое название страны, убрав из него слово «демократическая». ДРА становится Республикой Афганистан (РА). Одновременно утверждается Конституция РА, состоящая из 149 статей, сменившая «Основные принципы ДРА», опубликованные в апреле 1980 года.

Из альбома «Боевые дела подразделения 3 погз 1 ММГ «Меймене» 1986 – 1989», сохраненного Павловым Валерием, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«В ноябре месяце ММГ активно проводила засадные действия, выставлялись засады в район 9-й дороги и Джинипреса, в которых застава принимала активное участие во главе со старшим лейтенантом Павловым. 23 ноября со стороны СССР в город Меймене и расположение ММГ вышла боевая и транспортная колонны, с ММГ на встречу колонны вышла боевая группа в составе шести боевых машин. От 3 погз выходили старший лейтенант Павлов, лейтенант Титаев, экипаж БТР № 741, расчет АГС – 17 Иванов, Плешивцев, Барков, Пиков. При подходе к Ислиму на мине подорвалась БМП № 747 (старший -старший лейтенант Петров) и одновременно с этим начался обстрел боевой группы с сопок. Боевая группа с ходу вступила в бой. В ходе двухчасового боя удалось выбить бандитов с сопок и занять господствующие сопки. По прибытию вертолетов 7 человек из состава боевой группы с легкими ранениями и контузиями были направлены в СССР. Колонна, двигавшаяся со стороны СССР, понеся потери, через кишлак Ислим не прошла. Боевая группа поднялась на господствующие сопки и до 6 декабря выполняла задачу по прикрытию дороги, пока колонна не прошла в город Меймене и не вернулась назад.»



Фото из альбома «Боевые дела подразделения 3 погз 1 ММГ «Меймене» 1986 – 1989». Взлетает Ми-8.


Фото из альбома «Боевые дела подразделения 3 погз 1 ММГ «Меймене» 1986 – 1989». На боевой операции.


Фото из альбома «Боевые дела подразделения 3 погз 1 ММГ «Меймене» 1986 – 1989». Проводка транспортной колонны.


Фото из альбома «Боевые дела подразделения 3 погз 1 ММГ «Меймене» 1986 – 1989». Оборудование позиций.

Большую угрозу советской южной границе против участка Керкинского погранотряда в районе Меймене представляло бандформирование Ермамада, отдельные группы которого выходили на границу, обстреливали погранотряды, грабили местное население, похищали скот. Это бандформирование имело вблизи границы большие склады с оружием и боеприпасами, средствами подрыва и диверсий. В связи с этим генерал армии Матросов В.А. дал команду тщательно изучить обстановку на Керкинском направлении и внести предложения по ее стабилизации. В результате была спланирована многоэтапная операция по ликвидации формирования Ермамада, а также складов с оружием и боеприпасами. Замысел операции под руководством начальника ОГ КСАПО полковника А.Н. Мартовицкого заключался в следующем: спецподразделениями со средствами усиления под прикрытием с воздуха, с ходу разгромить противника в районе Джумабазар и Морчегаль, соединиться в районе Меймене с гарнизоном ММГ-1 и в дальнейшем уничтожить горную базу противника Дарбанд и опорный пункт Атаханходжа. Операция отличалась скрытностью подготовки и внезапностью действий, активным применением авиации и реактивной артиллерии для подавления огневых точек и позиций душманов, десантирования подразделений.
Операция началась в 20-х числах ноября неудачно. Из-за сложного горного рельефа техника могла пройти только через кишлаки. Бандиты вдоль узкой дороги под дувалы посадили детей. Стрелять было нельзя. В центре первого кишлака внезапно из-за дувала была подбита и загорелась автомашина с минами. Колонна была перерезана пополам: первая ее часть пошла вперед, а вторая с боем начала отступать. Появились потери. Колонна вышла из кишлака, и подразделения перешли к обороне. В последующем попытка преодолеть кишлак удалась, и обе части колонны соединились.

Из воспоминаний Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«Ермамад, уроженец кишлака Торпахту, дехканин, женат, малограмотный, 1950 года рождения, по учетам Царандоя и ХАДа провинции Фарьяб проходил как уголовник, совершивший ряд грабежей дехкан следовавших из Альмара на базары г. Меймене и обратно, не брезговавший разбоем и воровством по месту проживания (к. Торпахту). В начале 1982 года, в результате переговоров властей со старейшинами кишлака, на базе БГ Торпахту была создана ГЗР (группа защиты Революции). С учетом включения оборонительных сооружений кишлака в общую систему обороны г. Меймене. Губернатором провинции, по согласованию с авторитетами кишлака, командиром ГЗР был назначен житель к. Торпахту Джалол. Опасаясь ареста, Ермамад с группой сообщников в ночное время покинул кишлак и с семьей ушел в аллакадарство Альмар, где по его предложению в кишлаке Дарбанд БГ создали тюрьму ИОА, в которой постоянно содержалось до 30 заключенных. В основном дехкане, отказывающиеся от уплаты налогов в пользу БГ, а также подозреваемые в сотрудничестве с органами власти. В тюрьме содержались и захваченные за пределами к. Торпахту его жители.
Возглавив охрану тюрьмы, Ермамад жестоко обращался с заключенными, особенно с выходцами из его родного кишлака. Не пользуясь авторитетом у большинства главарей БГ провинции Фарьяб, он доказывал свою преданность движению ИОА проведением жестоких терактов. В 1983 году, принимая участие в нападении на органы власти Альмара, БГ Ермамада зверски расправилась с его руководством. Отчлененные от туловища головы были выставлены вдоль дороги Меймене - Альмар, с целью запугать представителей властей провинции, следовавших совместно с афганскими и советскими подразделениями в Альмар. Безрезультатно склоняя жителей Торпахту к переходу на сторону БГ, он провел в кишлаке несколько терактов против активных членов ГЗР, осуществлял нападения на посты кишлака. Летом 1984 года, в ночное время, группе его бандитов удалось проникнуть в кишлак, захватить часового и, угрожая ему расправой над семьей, выйти к дому одного из членов ГЗР. Ворвавшись в дом, бандиты спящими убили его и брата.
С принятием решения о создании в кишлаке Дарбанд базы хранения вооружения, доставляемого из Пакистана, Ермамад назначается начальником ее охраны и использует для ее оборудования заключенных, которые одновременно выполняли и работы по складированию доставляемого вооружения. Численность охраны составляла до 80 человек. С получением же данных о возможном нападении на базу, усиливалась за счет БГ районов Альмара, Кайсара до 160–200 человек. В систему ПВО базы входили (помимо 12 крупнокалиберных пулеметов ДШК) два расчета комплекса ракет земля-воздух («Стингеры»). Летом 1987 года в районе базы «Стингером» был подбит МИ-8Т, который благодаря опыту и хладнокровию экипажа совершил аварийную посадку в ММГ «Меймене». В состав охраны входила группа численностью 20-30 бандитов, которая по указанию Ермамада осуществляла в районе Альмара нападения на афганские и советские подразделения, минировала дорогу Меймене - Альмар. Действуя в основном в районе Альмара, группа к боевым действиям в других районах провинции, в т.ч. юго-западнее Меймене, Джумабазара, Ширинтагоба не привлекалась. При захвате 08.12.1987 года базы «Дарбанд», Ермамаду с частью данной БГ удалось выйти из блокированного района в район к. Гардийи-Мири-Шикар, затем в Альмар, где в одном из кишлаков аллакадарства он и был уничтожен.»


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Первый этап операции «Дарбанд». Кишлак Морчагаль. Слева направо: Радченко Б.С., заместитель начальника отдела СГИ (служба государственной информации) провинции Фарьяб Хошим Уртак, командир оперативного батальона СГИ.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Кишлак Морчагаль.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Первый этап операции «Дарбанд». Керкинская ДШМГ на позициях в районе кишлака Морчагаль.


Фото из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Первый этап операции «Дарбанд». Кишлак Морчагаль. Крайний справа – Радченко Б.С.

Из газеты «Боевой дозор» Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа, 1987, статья «В зеленой зоне»

«Колонна, следующая в район сосредоточения главных сил, втянулась в один из кишлаков зеленой зоны. Когда машины находились примерно в центре селения, из-за дувалов и деревьев ударили вдруг длинными очередями крупнокалиберные пулеметы душманской засады, загремели взрывы. В некоторых местах бандиты подобрались очень близко к технике, предпринимая попытки расчленить колонну. Но растерянности, на которую, вероятно, рассчитывали мятежники, не было.
Уверенно руководя действиями подчиненных, офицер Ю. Сычев (начальник полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого, примечание Степнова М.Г.) предпринял все, чтобы вывести колонну из-под огня. Особенно трудно пришлось подчиненным офицера Н. Максимова, на которых яростно наседали душманы. Воины стойко оборонялись, нанося мятежникам немалый урон.
Личным примером вдохновляли солдат коммунисты – офицеры-политработники А. Третьяк и М. Куракин. Душманы получили достойный отпор. А вскоре колонна вышла из-под бандитского обстрела, что стало возможно благодаря мужеству и стойкости всех воинов, личной примерности коммунистов и комсомольцев.»


Из воспоминаний Богданова Роберта Артуровича, командира БМП № 776 1 погз 2 ММГ 47 пого

«Кафаров был на операции «Дарбанд» в составе НДШЗ от 1 ММГ «Меймене». Он был с заставы на БМП, это точно. Когда он узнал, что подорвалась БМП № 747, то очень огорчился, мол, новая машина. Мы его прикололи, что получит взамен совсем новую. Ещё забавный случай с ним произошёл. Когда прибывает новый офицер, то он в первую ночь заступал дежурным по объекту. А помощником дежурного был Петя Киклевич – механик-водитель БМП № 773. Он его ночью будит и говорит: «Товарищ подполковник, вставайте, наряду приказ поставить». А Кафаров отвечает: «Сейчас иду, только я не подполковник, а лейтенант.» Комплекции он был крупной, и внешне тянул на подполковника. Вот такой прикол.»


Фото из архива Салтыкова Игоря Анатольевича, наводчика АГС-17 1 погз 1 ММГ 47 пого. Колонна. Провинция Фарьяб. 1987 год.


Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого. Одна из машин колонны, которую тянули в Меймене.


Фото из архива Салтыкова Игоря Анатольевича, наводчика АГС-17 1 погз 1 ММГ 47 пого. Справа – Софронов Виктор. Провинция Фарьяб. 1987 год.

Комментарии к фото Салтыкова Игоря Анатольевича, наводчика АГС-17 1 погз 1 ММГ 47 пого

«Колона вышла из Меймене. На половине пути БМП подорвалась. Справа – механик-водитель из Нижнего Тагила, слева – наводчик-оператор из Рязани. Их фамилии уже забыл. Когда началась операция, я сидел, как обычно, на командирской машине десантом. После выхода из Мейменепочти сразу нас пересадили на борты. БМП взлетела уже без меня. После операции меня сразу перевели в ДШМГ, и в 1 ММГ я больше не вернулся.»

Из воспоминаний Воробьева Виктора Васильевича, начальника 1 погз 1 ММГ 47 пого

«После меня в октябре 1987 года 1 погз нашей 1 ММГ принял старший лейтенант Петров Александр Иванович (бывший общий заместитель с 3 погз). На операции по проводке колонны в Меймене в ноябре 1987 года, когда погиб Казаков Виктор Иванович, в это же время в Ислиме подорвался Петров А.И. на БМП № 747. После расформирования разведвзводов их БМП № 747 передали на 1 погз. Эта БМП следовала последней в колонне. Петров А.И. должен был следовать в середине колонны, но он сказал, что будет ехать последней коробочкой, как всегда ездил бывший начальник 1 погз Воробьев В.В. Подрыв был очень сильный. Раскидало весь экипаж и десант, но все остались живы.»

Из переписки Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого и Суровцева Михаила Анатольевича, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого

«По подрыву БМП № 747 в районе Ислима. Сергей Бурмакин из Термезского пого, принимавший участи в этой операции, вспоминает, что на БМП подорвался старшина 1 погз прапорщик Балбышев Александр. Воробьев Виктор Васильевич говорит, что подорвался Петров Александр Иванович – начальник 1 погз (стал начальником после Воробьева В.В.). Я тоже из писем Суровцева Виктора Ивановича знаю, что Саня Петров подрывался. Значит, или Балбышев был с Петровым на одной БМП, что мало вероятно. У нас никогда офицер с прапорщиком на одной коробочке не выходили. Иногда даже сержанты возглавляли коробочку, особенно БМПуху. Или было 2 подрыва. Об этом я тоже не слышал.»


Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого. Воронка на месте подрыва БМП № 747.


Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого. Подорванная БМП № 747.


Фото из архива Смирнова Александра Ивановича, старшего специалиста СПС 1 ММГ 47 пого. Прапорщик Смирнов А.И. возле подорванной БМП № 747 в лагере 1 ММГ «Меймене».


Фрагмент газеты «Боевой дозор» Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа, 1987, статья «…И мужеством наполнены сердца»

Из газеты «Боевой дозор» Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа, 1987, статья «…И мужеством наполнены сердца»

«Такие ночи бывают только в афганских горах. Безлунные, с чернильной темнотой и близкими яркими звездами. Но не до красот природы было ефрейтору Владимиру Холосту: он нес службу на посту боевого охранения.
До смены оставалось немного времени, когда Владимир при помощи прибора ночного видения обнаружил группу душманов, крадущихся к позициям взвода. О своих наблюдениях бдительный воин немедленно доложил командиру боевой группы старшине Андрею Дранишникову (речь идет о военнослужащих Керкинской ДШМГ, участвовавших в бою под кишлаком Сарайи-Кала, примечание Степнова М.Г.). Решение тот принял верное: подождать пока душманы подойдут ближе и окажутся на открытом участке местности, а затем открыть по ним прицельный огонь. Старшина Дранишников выслал вперед гранатометчиков сержанта Владимира Рачка и ефрейтора Бориса Савельева. Другой расчет в составе прапорщика Александра Дерябина и рядового Владимира Ермоловича поднялся выше на сопку.
На организованный огонь мотострелков группа душманов сначала «откликнулась» беспорядочной стрельбой. Но вскоре они сориентировались, разбились на две группы и начали отползать в «мертвое пространство». Действие этой группы интенсивным огнем поддерживала часть оставшейся в кишлаке банды.
Решительными были действия мотострелков. Расчеты в составе прапорщика Дерябина, сержанта Рачка, ефрейтора Савельева и рядового Ермоловича прицельным огнем подавили несколько огневых точек душманов в кишлаке. А пулеметчики ефрейторы Александр Козбев и Виктор Дудка (до перевода в Керкинскую ДШМГ Виктор Дудка служил на 3 погз 1 ММГ, примечание Степнова М.Г.), выдвинувшись вперед, в упор поражали душманов, которые все ближе подбирались к позициям мотострелков. И даже когда одна из гранат разорвалась в трех метрах от Дудки, воин продолжал метким огнем разить врага. Смело и четко руководил подчиненными старшина Дранишников. Используя складки местности, Андрей выдвинулся вперед и огнем из автомата уничтожил нескольких душманов.
Так была отбита попытка душманов вырваться из «блока». Не помог мятежникам и численный перевес, чтобы уйти в горы. А вторую группу басмачей своевременно обнаружил старшина Виталий Аржевикин. Ее постигла та же участь, что и первую.»



24.11.1987 года в кишлаке Сарайи-Кала от прямого попадания гранаты в автомобиль ЗИЛ-131, груженный боеприпасами, погиб водитель 1 ММГ «Калайи-Нау» 68 Тахта-Базарского пого рядовой ПОДРЕЗ Павел Францевич.

ПОДРЕЗ Павел Францевич
(26.03.1968 – 24.11.1987)


24.11.1987 года в к. Сарайи-Кала смертельное ранение в живот получил замполит отдельной 2 погз «Файзабад» 1 ММГ «Меймене» старший лейтенант КАЗАКОВ Виктор Иванович. Умер от ран 25.11.1987 года.

КАЗАКОВ Виктор Иванович
(03.06.1959 – 25.11.1987)


Из «Книги памяти: Военнослужащие органов и войск КГБ СССР, погибшие в Республике Афганистан (1979 – 1989)»

Старший лейтенант, заместитель начальника погранзаставы по политической части. Родился 03.06.1959 года в селе Рудкино Хохольского района Воронежской области, русский, член КПСС. В ВС СССР с октября 1978 года. В 1983 году окончил Высшее пограничное военно- политическое училище КГБ СССР. В Республике Афганистан с июня 1986 года. Участвовал в 4 боевых операциях. 24.11.1987 года в ходе десантно-войсковой операции с группой блокирования попал под сильный огонь противника. Приняв решение на вывод группы из под обстрела, сам остался в составе прикрытия. Боевая группа вышла из зоны огня без потерь, а Виктор Казаков получил смертельное ранение. Посмертно награжден орденом Красной Звезды. Похоронен в родном селе.

Подробные обстоятельства гибели КАЗАКОВА Виктора Ивановича описаны в "Книге памяти 1 ММГ "Меймене"47 Керкинского погораничного отряда"


Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого. Кишлак Сарайи - Кала. Подбитый и сгоревший ЗИЛ – 131 погибшего ПОДРЕЗА Павла Францевича из 1 ММГ «Калайи – Нау» Тахта – Базарского пого.


Фото с сайта 1 ММГ «Калайи-Нау» 68 Тахта-Базарского пого. Кишлак Сарайи - Кала. Подбитый и сгоревший ЗИЛ – 131 погибшего ПОДРЕЗА Павла.


Фото из архива Бурмакина Сергея Михайловича, секретаря комитета ВЛКСМ 2 ММГ «Ташкурган» 81 Термезского пого. Кишлак Сарайи - Кала. То, что удалось забрать из подбитого и сгоревшего ЗИЛ – 131 от погибшего ПОДРЕЗА Павла Францевича из 1 ММГ «Калайи – Нау» Тахта – Базарского пого.

25.11.1987 года в жестоком ночном бою с крупным бандформированием, пытавшимся вырваться из блокированного района, у кишлака Сарайи-Кала погибли трое бойцов 1 ДШЗ Керкинской ДШМГ:
•командир боевой группы старшина КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович (был тяжело ранен в результате минометного обстрела позиций, скончался в госпитале г. Душанбе);
•пулеметчик рядовой МАЛАШЕНКО Федор Николаевич (был смертельно ранен в результате минометного обстрела позиций);
•стрелок рядовой ЖУКОВСКИЙ Василий Артурович (был убит в результате попадания в голову выстрела от РПГ).


ЖУКОВСКИЙ Василий Артурович
(23.09.1967 – 25.11.1987)


КРАСИЛЬНИКОВ Сергей Александрович
(28.09.1966 – 25.11.1987)


МАЛАШЕНКО Федор Николаевич
(09.02.1967 – 25.11.1987)



Фото из архива Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого. Боевой листок памяти погибших, выпущенный в Керкинской ДШМГ.


Фото из архива Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого. Музей пограничных войск. Каска Жуковского Василия Артуровича, разбитая выстрелом от РПГ.


Фото из архива Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого. Музей пограничных войск. Автомат и командирская сумка Красильникова Сергея Александровича.


Фото из архива Суровцева Михаила, командира расчета 3 усиленной погз «Андхой» 2 ММГ 47 пого. Музей пограничных войск. Вещи с места боя Керкинской ДШМГ под кишлаком Сарайи-Кала.

Из книги «По обе стороны границы (Афганистан 1979-1989)». Книга вторая. Под общей редакцией генерал-лейтенанта Б.И. Грибанова, Воронеж 1999. «Реки, бегущие в «никуда», статья Стрельникова Александра Витальевича

«В ноябре-декабре 1987 года душманы пытались захватить г. Меймене, провинция Фарьяб, в котором находилась наша пограничная ММГ. Наши усиленные пограничные заставы от ММГ Термезского, Керкинского и Тахта-Базарского пограничных отрядов двигались на помощь. Под кишлаками Ислим-кола и Кохна-кола в ущелье гор душманы расстреляли нашу колонну, и трое суток мы не могли прорваться в Меймене. Потом на помощь к нам подошли наши десантно-штурмовые группы, которые были высажены на высоты вдоль ущелья и тоже понесли потери.
Трое суток прорывали засаду душманов. Постоянно вели обстрел «зеленки», в которой находились враги. Поочередно вели обстрел из вертолетов, потом из установок «Град», затем из минометов. Следом за нами в артподготовку включалась батарея гаубиц усиленного батальона 122-го МСП 201-й МСД, присланного нам на помощь. После чего наши вертолеты летели в Союз, где перезаряжали свои боекомплекты, заправлялись горючим и снова возвращались. В тот момент моей главной задачей было дежурить в КШМ на связи и передавать корректировку огня от десантно-штурмовых групп на батареи 122-го МСП, которые вели прицельный огонь по душманам.
После трех дней обстрела на прорыв кишлаков была направлена наша Ташкурганская группа при поддержке «гуляющего» главаря Расула. «Гуляющим» его называли офицеры, которые раньше меня попали в Афганистан, так как они помнили, что в 1985 году он воевал вместе с нами, в 1986 году, велись операции против него, а в 1987 году он опять был нашим союзником. При движении в сторону кишлака весь наш десант спрятался под броню. «Союзники» в пешем порядке двигались вдоль колонны. На броне по команде старшего опергруппы остались четверо: я, как посредник, переводчик - солдат, Расул, а за нашими спинами телохранитель Расула.
При подходе к самому кишлаку Расул внимательно осмотрелся и дал мне совет: «Вон там на пригорке неплохо было бы поставить БМП». Я сам обратил внимание на выгодность этой позиции, но у нее был большой минус, так как там было кладбище, а это по моим понятиям - их святыня. Через переводчика я недоуменно передал Расулу: «Это же мазари». Он так же недоуменно на меня посмотрел. И, сообразив, что я этим хотел сказать, смутившись, ответил: «Поставьте БМП пониже, за кладбищем».
Только потом я сообразил, что таджикское кладбище для узбека Расула святыней не является.»


Из статьи «История не знает сослагательного наклонения», Южноуральская панорама, 11.02.1999

«…Только об одной операции Евгений (Евгений Шатаев - начальник 1 ДШЗ Керкинской ДШМГ, примечание Степнова М.Г.) рассказал может быть чуточку подробнее. Это была самая трагическая операция за все его два года войны. Крупная банда блокировала нашу колонну. Десантную группу подняли по тревоге. Колонну отбили, но на этом дело не закончилось. Было решено по всей трассе рассредоточить боевые группы, чтобы и в дальнейшем избежать сюрпризов, хотя бы быть к ним готовыми. Бандгруппа порядка 250 человек не была разбита. Она прорывалась в горы. И как раз через участок, контролируемый группой Шатаева. 35 человек против 250 - соотношение далеко не в пользу десанта. А у тех еще и тяжелые пулеметы на соседней сопке, и грамотные командиры, умеющие организовать систему огня и маневр.
Бой был очень тяжелым. Трое десантников погибли (Жуковский, Малашенко, Красильников, примечание Степнова М.Г.), 14 были ранены. Банде, хоть и с большими потерями, удалось прорваться...
…Но я о другом, о солдатах, сержантах. Им тяжелее. Вы можете представить, когда в каску твоего соседа по окопу попадает граната из РПГ и от человека остается только нижняя половина тела? Не каждый способен мгновенно оправиться от шока. Бывало, бросали оружие, бежали куда-то не глядя. Приходилось помогать преодолеть растерянность, шок... Ну, а ту банду, - неожиданно добавляет Шатаев, при этом лицо у него как-то меняется, - мы все-таки через шесть дней нашли. И догнали...».


Категория: 1987год |
Просмотров: 4085
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz