Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » 1985год » 1985год

1985 год (часть 9)

Из блокнота Миронова Александра Нестеровича, офицера ОВО «Ашхабад» КСАПО

«С 24 по 27 сентября с.г. проводился заключительный этап десантной операции в зоне ответственности 66 пого (кишлаки Махи-Нау и Мохнау провинции Бадахшан) с целью разгрома БГ Курбона, А.Кадыра и оказания помощи государственным органам ДРА в укреплении народной власти в зоне Махи-Нау, проведения пропагандистских мероприятий с местным населением и стабилизации политического положения в данном районе.
Местные органы власти считают необходимым с точки зрения политической и экономической значимости данного района выставить в кишлаке Махи-Нау ОЗР и взять под свой контроль зону Махи-Нау. В связи с чем им была оказана помощь в разгроме банды Курбона.
В результате проведенной операции уничтожено: бандитов – 26. Захвачено призывников – 20, 29 единиц оружия, около 4000 патронов, 2 выстрела к РПГ.
На протяжении всей операции партийно-политическая работа проводилась непрерывно и целенаправленно, основные усилия при этом направлялись на поддержание высокой бдительности, морально-боевых качеств соблюдения мер безопасности при ведении боевых действий в сложных условиях гор.
С личным составом согласно календарного плана отработки политических занятий проводились политчасы, политинформации, была организована и активно проводилась работа вокруг периодической печати, обсуждение статей, радиовещание.
Партийно-политическую работу на третьем этапе операции проводили 4 офицера политических отделов округа и отряда, 10 офицеров – политработников подразделений, 60 агитаторов, 36 редакторов боевых листков, 44 молодежных докладчика.
Расстановка политработников политического отдела следующая: КП – майор Миронов, ПКП – капитаны Сулим и Рудницкий.
Партийная прослойка на заключительном этапе операции составила в авиагруппе – 63%, ДШМГ 47 пого – 18%, ДШМГ 48 пого – 23%. Лучшие из лучших в эти дни подали заявления о приеме их кандидатами в члены КПСС. Всего было подано 16 заявлений.
На протяжении всей операции проводилась политическая работа с местным населением и военнослужащими НВС ДРА, спецпропаганда на бандформирования в ходе операции направлялась на разъяснение политического и военного значения разгрома бандгрупп Курбона и А.Кадыра.
Проведены агитационно-пропагандистские мероприятия с населением кишлаков Махи-Нау, Наргав, Дауки-Шакай.
Всего проведено 2 митинга, 3 групповые беседы: «О жизни мусульман Советского Востока», «Советский Союз – верный друг афганского народа», «НВС ДРА – на страже завоеваний Апрельской революции», 17 политопросов. Проведено 10 звукопрограмм: «Речь Б.Кармаля на 13 Пленуме ЦК ДНДА» (так записано в блокноте Миронова А.Н., примечание Степнова М.Г.), «Речь Б.Кармаля на торжественном собрании, посвященном 20-летию НДПА», «Закон об амнистии», «Предупредительные тексты на бандитов» и т.д.
Всего распространено 700 экземпляров листовок, из них на бандитов 130 штук, остальные общеполитического характера. Распространено газет на языках дари и пушту «Родина» и «Правда Апрельской революции» - 230 штук.
Активно работала в ходе заключительного этапа операции агитационно-пропагандистская группа, созданная совместно с командованием оперативного батальона царандоя и местными партийными активистами.
Проводился комплекс контрпропагандистских мероприятий с личным составом десантных войск (видимо, имеется в виду ДШМГ и НДШЗ, принимавшие участие в операции. Это уточнение связано с тем, что в этой операции принимало участие подразделение «коммандос» ВС ДРА, примечание Степнова М.Г.). В ходе операции личный состав показал высокие морально-боевые качества, высокую выучку действия в горах, проявляли мужество, разумную инициативу и героизм.
24 сентября 1985 года при десантировании боевой группы вертолет № 58 (командир капитан Кулеш) был обстрелян бандитами. Старший техник вертолета старший прапорщик Голоколенов Влад. Федорович получил ранение. Экипаж вертолета проявил хладнокровие и мужество. Несмотря на огонь душманов, продолжал выполнять задачу. Старший прапорщик Голоколенов с 1980 г. Принимает участие в оказании интернациональной помощи ДРА. За этот период совершил более 1500 боевых вылетов.
При блокировании участка местности проявил мужество и решительность командир боевой группы лейтенант Набиуллин. Будучи раненным, он не покинул поле боя, продолжал командовать подразделением до подхода подразделения.
Вывод: Считаю, что весь комплекс партийно-политческих мероприятий, проводимых в ходе операции, способствовал поддержанию у всего личного состава высокого морально-боевого духа, мобилизации людей на смелые и решительные действия. Формирования у них боевой активности, дисциплинированности и разумной инициативы. Политико-моральное состояние личного состава, здоровье, состояние воинской дисциплины удовлетворительное.
Санитарные потери составили: 6 человек, из них две безвозвратные. Начальник 1 ДШЗ старший лейтенант Зубарев Андрей Владимирович. Заместитель начальника 2 ДШЗ по политчасти старший лейтенант Рощинский Андрей Иванович. Все ДШМГ 47 пого.»


Блокнот Миронова Александра Нестеровича, офицера ОВО «Ашхабад» КСАПО


Блокнот Миронова Александра Нестеровича, офицера ОВО «Ашхабад» КСАПО

Из воспоминаний Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Из Калай-Хумба нас перебросили в Керки. Прилетели мы на аэродром Керков, разгрузились, а тут дают команду – в часть не выезжать, ждать дополнительной команды. Потом команда поступила – нас опять грузят в борты и мы летим в Московский пого. Началась операция на бандглаваря Инженера Башира под Рустаком в районе кишлака Ялькашан, и, как я вспоминаю, в районе кишлака Даргак. Правда, последний кишлак на карте не нашел, сколько не искал. Бортов нагнали в пгт Московский очень много. Вероятно, оба авиаполка: Марыйский и Душанбинский. Вылетали мы рано утром. Я был в первой волне. В вертолете всего 4 человека: расчет ПК, снайпер и я. При подлете к месту высадки вертолетчики отнурсовались всей кассетой правым бортом, у которого я сидел. Увидев справа по борту столб огня и, почувствовав, как вертолет отбросило назад, я подумал, ну вот и прилетели… Скорее всего «Стингер»… Оказалось, что так выходит полная кассета НУРСов. Труханул не по детски.
Борты даже не приземлялись, касались земли одним передним колесом, а то и просто зависали, мы выпрыгнули из борта и сразу заняли круговую оборону. Бросали то нас непосредственно на «духовские» позиции. Осмотревшись, поднялись вверх в гору метров на 100-150. Попали на позицию ДШК. Правда, самого ДШК там уже не было, вероятно, его усели унести. Валялись только гильзы. Обзор с этой позиции был прекрасный. Видно все и во все стороны. Долина, как на ладони. Да и сама позиция была сделана на славу. Такие подземные ходы сообщения…
После первой волны высадились основные силы Керкинской ДШМГ. Я в этот период продолжал командовать 1 ДШЗ и одновременно исполнять обязанности замполита всей ДШМГ. В том районе, где десантировалась 1 ДШЗ, было и управление ДШМГ.
На следующий день вызывает меня Лапушко Юра и ставит задачу: я и со мной еще человек 10 – боевой разведдозор. Нам предстоит в горных условиях выдвинуться в определенную точку. Основные силы: большая часть 1 ДШЗ, управление ДШМГ и «Альфа» будут двигаться за нами с временным разрывом 10 минут. Нам предстояло выйти к месту десантирования 3 ДШЗ.
Сначала мы спустились в ущелье. Дальше надо было подниматься по практически отвесным скалам. Пока мой боевой разведдозор искал место подъема на эти скалы, нас успели догнать основные силы. С божьей помощью забрались на эти скалы, оттуда на горный хребет и пошли вперед. В ходе движения к нам каким-то образом присоединились сарбозы. Лапушко дает мне команду – вперед не лезть, а гнать перед собой сарбозов. Сарбозы тупят, вперед идти не хотят, боятся засады. Юра Лапушко тоже сзади подгоняет, нервничает, начинает темнеть, а нам еще идти и идти. Плюнул я на этих сарбозов и пошли мы с БРД сами вперед. На подходе я услышал, что в 3 ДШЗ подорвался солдат. Уже в полной темноте соединились с 3 ДШЗ Николая Рулева.
Таких горных переходов я до этого момента не испытывал. Из сил выбился полностью. Даже на Куфабе с его кислородным голоданием было легче. По приходу на место расположения узнал подробности подрыва солдата.
После десантирования вечером бойцы 3 ДШЗ стали готовить пищу. Рядовой Семененко Александр для создания кострища поднял камень, а под этим камнем оказалась граната. Она, естественно, рванула. Всю мощь взрыва и осколки Семененко принял на себя. Позже на этом месте нашли накладную на продукты для НДШЗ «Имам-Сахиб». Вероятно, ранее здесь также проводилась операция, и бойцы из этой НДШЗ оставили гранату под камнем для «духов». Ставили то для «духов», а оказалось, для своих… Что скрывать, сколько было потерь от своих… Семененко не дожил до своего двадцатилетия всего 21 день… Вечером приготовили пищу и уже в полной темноте вместе с альфовцами поужинали.
На следующий день Лапушко Ю.М. поставил моей ДШЗ задачу – совершить разведрейд в окрестностях расположения ДШМГ, но в кишлак не соваться. Что мы успешно и сделали. Пол дня опять по горам протопали, правда никого в окрестностях не нашли.
Как нас снимали с операции, уже не помню. Помню, что сняли в Московский, а оттуда в Керки мы летели на Ми-26. Часть ДШМГ улетела самолетом Ан-26, но основная часть, в том числе и я – на вертолете. Как я узнал позже, именно этот вертолет разбился при взлете из пгт Московский примерно через месяц.
По прибытию в Керки мы помянули погибших за время этих операций товарищей Рощинского, Зубарева и Семененко. Поминки были дома у Лукашова Николая. После операций с Керкинской ДШМГ мне предложили в ней остаться. Но после всех этих боевых потерь такого желания у меня не было. Я сказал, что хочу «домой» – в Меймене. Прилетел в Меймене и моя мангруппа мне показалась просто раем! Что было, то было…»

Из переписки Коваленко Виктора, командира боевой группы ДШМГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«В Рустак мы летали вместе. Когда Саша Семененко подорвался, а Миша Бирюлин получил ранение. Мы тогда целый день с «альфовцами» были на переходе. А вечером с Сашкой Парасочкой, тоже командиром отделения устроили «дебош» по поводу выигрыша «Черноморца» у «Реала» со счетом 2:1. И Лапушко за то, что мы не выкопали окопы, хотел нас на «губу» посадить. Но по прилету мы снова сразу же куда-то улетели, и нам сошло с рук.
Когда мы ходили вместе с «альфовцами» на переходе, у Полякова Сергея, пулеметчика, сарбозы стибрили флягу со спиртом и напились. А потом им пантацид давали. Их командир испугался и врач ДШМГ Наумов отпаивал таблетками. А потом мы ходили по ущельям на проческу. Опасные места у инженера Башира. Он тогда, помню, ушел.»


01.10.1985 года при проведении десантной операции по поиску банды «инженера Башира» в районе кишлака Ялькашан (юго-восточнее Рустака) погиб, подорвавшись на гранате, радиотелеграфист Керкинской ДШМГ рядовой СЕМЕНЕНКО Александр Иванович.

СЕМЕНЕНКО Александр Иванович
(22.10.1965 – 01.10.1985)


Из статьи «Размышления у камня»

«Майор Рещиков Виктор Геннадьевич родился 28 октября 1951 года в Омске. Там же в 1969-ом закончил среднюю школу и был призван на срочную службу в ряды Вооруженных Сил. Проходил ее на Дальнем Востоке, на Красной Речке. В 1977 году окончил Высшую школу КГБ СССР и с этого времени на оперативной работе на различных должностях в Дальневосточном пограничном округе. С 1984 года сотрудник спецподразделения «Альфа». В 1985 году направлен в Республику Афганистан на боевую стажировку. Участвовал в нескольких специальных операциях. Награжден тремя медалями.
Умер 26 июня 1996 года от болезни, полученной в Афганистане. Похоронен в Хабаровске. Здесь же живет его жена Светлана Михайловна с младшей дочерью Еленой.
…Только оперативный дежурный Московского погранотряда и еще несколько офицеров штаба знали, что с операции на «вертушках» возвращается десантно-штурмовая группа. Операция была обычной, штатной и по-своему скучной в военных буднях. Командир группы капитан Лапушко, за голову которого «духи» давали миллионы афгани, а наше командование не раз обещало дать Героя (дали 18 взысканий), возмущался громоздкостью в согласовании операции с Центром и малой эффективностью действий. Ведь приданный ему «Каскад» на многое был способен. В далекие 80-е Афган был наслышан об этом подразделении. Эти ребята брали дворец Амина, гонялись за Баширом, брали Кали Кудуза и Пахловона. Впоследствии генерал Коробейников назовет это подразделение самым подготовленным для боевых действий в пустыне и в горах, имеющим и горно-альпийскую подготовку, и... и еще много чего имеющим.»


Майор Рещиков Виктор Геннадьевич. С 1984 года сотрудник спецподразделения «Альфа»

Комментарии к статье Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Прочитав статью «Размышления у камня» и увидев фото Рещикова В.Г., я вспомнил, что он тоже был в составе спецподразделения «Альфа», которым командовал Анатолий Савельев, и которое вместе с нами летало на операции: на Куфаб, на кишлак Махи-Нау и под Рустак. Чем он мне запомнился так это тем, что он был единственным, кто был из Хабаровска, все остальные «альфовцы» были из Москвы. Я еще тогда удивился, откуда мол «Альфа» в Хабаровске. Был он очень крепкий, лысоват, с усами. Он как-то выделялся на общем фоне всех «альфовцев». Может, потому, что был постарше и посолиднее других.»



Вырезка из газеты «Боевой дозор» со статьей наводчика КПВТ БТР № 753 ИСВ Лялина Александра

Комментарии к статье Лялина Александра, наводчика КПВТ БТР № 753 ИСВ 1 ММГ 47 пого

«В заметке из газеты переврали, то что я писал. Это было, кажется, в сентябре 1985 года. Вели колонну, ее еще обстреляли, были раненные. При проводке саперы, как обычно, со щупами и собакой, а Гребенюк «молодой» сзади с лопатой плелся. Ну и тоже лопатой долбил для проформы. Потом поотстал и ковыряется чего-то. На него с БТРа трехэтажным, матом: «Не задерживай». Он дальше ковыряет лопатой. Потом присмотрелись - мина. Ну, в общем, «молодой» профессионалов «сделал». Его потом наградили медалью «За отличие в охране Государственной границы СССР».
Я тогда только в ММГ прилетел (если не ошибаюсь, 13 сентября 1985 года), а ребята как раз с колонной только приехали. Все в чумазые, в пыли, про раненных рассказывают. Тогда Лисняка Игоря из разведвзвода ранило (пуля застряла в ягодице). Над ним потом все подшучивали. Я спрашиваю: «Кто раненный?»- а они ржут, на него показывают. В общем первое мое впечатление о ММГ было – «Война, цирк и дурдом, в одном флаконе».
Гребенюк, призыв осень 1984 года в ИСВ был сапером. В 1986 году ушел в экспедиторы. К нам в ММГ с бортами грузы сопровождал, чтобы не растащили по дороге.»



Фото из архива Лялина Александра, наводчика КПВТ БТР № 753 ИСВ 1 ММГ 47 пого. Сапер ИСВ 1 ММГ 47 пого А.Гребенюк в лагере ММГ «Меймене». 1986 год.

Из записной книжки Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого

«В октябре 1985года поехали на операцию в сторону Андхоя. Мы блокировали кишлак с восточной стороны. Там немного погуляли по кишлаку, да и вообще по местности. Наш БТР № 753, который уже сделали, стоял где то в двухстах метрах от кишлака возле глубокого арыка по которому мог пройти человек незамеченный. В один из дней по этому арыку трое наших пацанов пошло в кишлак за провизией. Я остался возле БТРа их ждать. Через некоторое время к нам поехала машина с ПФСом, нужно было пойти в кишлак и предупредить ребят, чтобы не высовывались. Я взял автомат с одним магазином и пошел по арыку в Андхой. Я орал, орал в кишлаке, но никто из ребят не отзывался. Перед входом в одно жилище я увидел кувшин, я по нему немного пострелял и ушел обратно к нашему БТРу. Через некоторое время к нам пришли парни, которые уходили, они «нашли» продовольствие. Курей, муку , конфеты, рис с изюмом принесли. Они все были перепуганные, как потом они рассказали, что кто то по ним стрелял. Оказалось, что это я стрелял по кувшину, а хлопцы были внизу, и пули свистели у них над головами. Они и подумали, что это «духи» появились. Томченко говорит, что палец окунул в какое то варенье, подымает руку ко рту, а тут пули свистят возле лица, на землю падаю гранату вытаскивает и думает все, обложили «духи». В общем, все обошлось хорошо. Банда ушла обратно, а по дороге из Мазари-Шарифа пошла правительственная колона на Меймене. Мы остались на блоке, чтобы никто в кишлак не вошел. Как то вечером, когда мы ужинали, то услышали топот многих ног, мы все подскакивали, я схватил СПШ и начал стрелять в сторону Андхоя. Оттуда в нашу сторону неслось где то около 20 лошадей, мы открыли по ним огонь. Они завернули обратно в кишлак. Потом сопровождали колону до Меймене. Перед кишлаком Токали-Намуса мы стали на блок в случае обстрела с русла. Сели возле БТРа и начали играть в карты. Когда последние машины проехали со стороны русла, «духи» ударили из гранатометов. Нам пришлось срочно догонять колону. В Токалях прямо перед нами подорвалась машина с мукой, пришлось ее ночью охранять. Ночь прошла нормально, хотя в ту ночь никто не спал. По сторонам дувалы, место, конечно, нехорошее. Целую ночь с сарбозами чаи гоняли, подарили нам чайный сервиз за то, что с ними были. Пришлось выкинуть перед въездом в мангрупу, ребята передали со связи что «шмонать» нас будут.
Через пару дней поехали в сторону Кайсара, по пути заехали в Альмарскую долину оказать помощь посту сарбозов. В первый день не смогли подойти из за сильного огня противника из гранатометов, часто обстреливали наши коробочки. На второй день мы снова пошли к крепости. Очень тихо было, когда мы подходили к кишлаку с левой стороны от крепости чтобы заблокировать и прикрыть союзников. Без единого выстрела мы подошли к кишлаку. Когда до первых дувалов оставалось метров 80, то над нашим БТРом просвистела болванка, выстрел из гранатомета разорвался сзади. Через пару минут выстрел повторился, на этот раз я засек, откуда стреляли, и скорректировал огонь нашего БТРа по тому месту откуда стреляли «духи». А сами в это время выскочили из машины и автоматным огнем начали прикрывать отход нашего БТРа в более безопасное место. Хорошо, что мы отошли, третий выстрел был мимо и сзади разорвался. Немного отошли, заняли удобную позицию и начали пристрелку кишлака, чтобы отвлечь «духов» на нас и союзники могли в крепость подвезти все необходимое.
В это время какой то душман вел прицельный огонь из «Бура» винтовка английская 1905 года. Со временем я научился различать по выстрелам наиболее часто применяемые виды оружия. Когда пули начали ложиться возле самого носа, и нельзя было высунуться, я схватил бинокль и с верхнего десантного люка начал наблюдать за местностью. Через некоторое время я засек этого «духа», который вел огонь по нам и скорректировал огонь по нему из нашего КПВТ. Когда опускался в люк то одна пуля угодила в верхний люк, в то место с которого я наблюдал за «духом». К счастью никто в люке не торчал, пуля погнула люк немного и все обошлось. Пуля была самодельная отлитая из свинца, она рассыпалась об люк и осколки полетели мне на голову. По радиостанции БМПистам дали наводку, с того места больше никто не стрелял.
До Кайсара дошли нормально, без проблем. Долину смерти обошли стороной, по дороге сарбозы в армию местных жителей набирали, кто не успел убежать. Показуху устроили для сарбозов по поиску взрывчатых веществ. Они нас пловом угостили с изюмом, я такого раньше еще не ел. По пещерам полазили, норы хорошие повырывали, много чего туда спрятать можно было. В Кайсаре пару дней постояли в мангруппе. С Максимовым на этих операциях был.»


Из воспоминаний Лебедева Вадима Георгиевича, замполита 3 погз 2 РММГ «Кайсар» 68 Тахта – Базарского пого

«22 октября 1985 года наша колонна, усиленная миномётами во главе с начальником мангруппы майором Максимовым Н.Г. вышла искать обходную дорогу на перевал, ведущий в долину Альмара. Цель была поставлена такая: найти другие пути для проводки колонн из Союза и поддержать огнем, если надо, сводную боевую группу 1 ММГ Керкинского пограничного отряда, идущую со стороны Меймене нам навстречу. Мейменинцы вышли намного раньше и по пути занимались чисткой от «духов» кишлаков, встречающихся на пути. Мы шли по каким-то ущельям, сплошь заваленным камнями, по сухим руслам в обход к. Кухи, дорога через который, как раз и вела в Альмар. Но она была опасна в минном отношении. В одном сухом русле при манёвре на камнях разулась БМП. Пришлось перекуривать достаточно долго. Но бойцы во главе с зампотехом Димой Рожковым справились. Дойдя до перевала, наша боевая группа заняла перевал, выставила посты охранения и ждала соседей. На следующее утро мы до обеда слышали переговоры мейменинцев по радио, но так их и не увидели. Мейменинцы, не торопясь, работали по лениво огрызающимся «духам». На большее обострение никто из сторон не шёл. Находясь в шлемофоне, я слушал, как мой однокашник по училищу Виталий Крымский переговаривался по радио с экипажами боевых машин. В этот день «духи» их не пустили. А наши особо и не настаивали. Через три часа боя боевая группа от Меймене развернулась и унесла Виталия обратно к месту ночной стоянки. Переговоры стихли. В этот день мейменинцы к нам не попали. Они пришли на следующий день или дня через два, точно не помню. У меня сохранились слайды с того памятного прохода боевой группы 1 ММГ. Подытоживая можно сказать, что наши попытки протаскивать колонны через Альмар заранее были обречены на потери. И мы в этом убедились ещё раз. Правда, в этот раз ни мы, ни мейменинцы никого не потеряли.»


Из воспоминаний Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно-саперного взвода 1 ММГ 47 пого

«В 1985 году ходили мы в Кайсар. Если мне память не изменяет, то это было осенью 1985 года Там простояли дня три. Афганский борт, заходя на посадку, в арык плюхнулся. Решил перед нами видимо выкаблучиться. Связисты еще свою звуковещательную станцию таскали. Как включат Пугачеву, народ афганский собирается послушать, как включат Бабрака Кармаля, народ расходится. Унас, у саперов, бачата чуть бачек с ужином не утащили, вовремя заметили, конфисковали.»


Из переписки Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГГ 47 пого

«Про Кайсар Максимов написал, что вертолет плюхнулся, а я про это даже вспомнить не могу. Помню только, как сарбозы местных в армию набирали. Нам плов они приготовили и показуху для них устроили. Гранаты закопали, а я со своей собакой искал их. Восторг на лицах сарбозов! И еще Максимов был любитель меня проверять. В мангрупе на какой нибудь дороге гранаты закопает, а я со своей собакой ищу.
С Максимовым хорошо было ездить на операции. Наши похождения по кишлакам прикрывал. Некоторые пусть лучше останутся в прошлом. В Андхое чуть друг друга не перестреляли, зато мяса поели и сладостей.»




Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Идем в Кайсар. Октябрь 1985 года.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Идем в Кайсар. Октябрь 1985 года.


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого. Кайсар. 1985 год. Справа – Цехмейстер Н.А. со своей собакой «Алфа».


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого. Кайсар. 1985 год. Справа – Цехмейстер Н.А.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. На боевой операции. Слева направо: командир разведвзвода старший лейтенант Данилов Александр Васильевич, врач ММГ старший лейтенант Филимонов Константин, командир минометной батареи капитан Дроздов Анатолий Васильевич.


Кайсар

Из блокнота Миронова Александра Нестеровича, офицера ОВО «Ашхабад» КСАПО

«Структура итогового донесения о политико-моральном состоянии, итогах боевых действий и проводимой ППР и спецпропаганде

1. Когда, где и с какой целью проводилась войсковая операция.
2. Характеристика военно-политической обстановки в районе проводимой операции. Краткие выводы из политической оценки противника.
3. Силы, привлекаемые к операции от ПВ и НВС ДРА.
4. Краткие итоги операции.
5. Оценка местными органами власти действий в ходе операции.
6. На что направлять основные усилия партийно-политической работы в ходе подготовки и проведения операции.
7. Основные направления и краткое описание ППР
• в подготовительный период;
• в ходе операции;
• на заключительном этапе.
8. Расстановка политработников, партийного и комсомольского актива, коммунистов, низового пропагандистского актива.
9. Основные направления, краткое описание и результаты политической работы и спецпропаганды.
10. Примеры положительных действий, героических поступков в ходе операции.
11. Политико-моральное состояние, воинская дисциплина. Количество безвозвратных потерь и санитарных.
12. Выводы.»


Из блокнота Миронова Александра Нестеровича, офицера ОВО «Ашхабад» КСАПО

«Позывные должностных лиц:

Начальник войск 010
Заместитель начальника войск 130
Начальник штаба 140
Начальник политотдела 150
Начальник разведотдела 160
Заместитель начальника войск по техчасти 170
Начальник тыла 180
Начальник ОГ САПО 42
Заместитель начальника ОГ по разведке 12[/i]
по политчасти [i]13

по тылу 17
по техчасти 21
Старший офицер службы 37
Офицер службы 41
Старший офицер ИТО 53
по авиации 61
по БТТ 76
по артиллерии 72
службы собак 68
ВМС 77
Старший инструктор политотдела 64
По комсомольской работе 71
Начальник отряда 20
Заместитель начальника отряда 30
Начальник штаба 40
Начальник политотдела 50
Начальник разведотдела 60
Начальник тыла 80
Заместитель начальника политотдела 102
Начальник ММГ, ДШМГ 26
Начальник штаба 31
Заместитель начальника по политчасти 44
Заместитель начальника по техчасти 56
Заместитель начальника по снабжению 63
Командир минометной батареи 62
ПТВ 79
взвода АГС 155
Начальник заставы 18, 28, 38, 48
Заместитель начальника заставы по политчасти 54»



Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. На боевой операции. Слева направо: командир командир огневого взвода минометной батареи лейтенант Ярчук, начальник 1 погз капитан Шиманский Сергей, заместитель начальника 2 погз лейтенант Морозов Олег, командир разведвзвода старший лейтенант Данилов Александр Васильевич. 1985 год.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Афганские военнослужащие у подорванного БТРа.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Афганские военнослужащие на боевой операции.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Артиллерия союзников ведет огонь.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Слева направо: замполит ММГ майор Шкарупило Василий Артемович, начальник полевой ОГ «Меймене» майор Фахорисламов Габдулла Исламович, начальник 1 ММГ подполковник Филиппов Борис Николаевич.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Лагерь 1 ММГ «Меймене». Слева направо: Максимов В.Ю.,новый врач ММГ лейтенант Гуленко Владимир, врач ММГ старший лейтенант Филимонов Константин, начальник полевой ОГ «Меймене» майор Фахорисламов Габдулла Исламович, начальник 1 ММГ подполковник Филиппов Борис Николаевич.

Категория: 1985год |
Просмотров: 4229
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz