Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » 1985год » 1985год

1985 год (часть 5)


Фото из архива Цехмейстера Николая Анатольевича, инструктора минно-розыскной собаки 1 погз 1 ММГ 47 пого. Замполит 1 погз лейтенант Крымский Виталий Владимирович (в центре в камуфляже) с дембелями. 1985 год.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Во втором ряду: второй слева – рядовой Исекенов Максут, третий слева – начальник 1 погз капитан Шуликов Петр, четвертый слева – зампотех 1 ММГ старший лейтенант Луговской Сергей, пятый слева – замполит 1 погз лейтенант Крымский Виталий Владимирович.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Максимов В.Ю. в кабине БАТа.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Максимов В.Ю. с афганцами.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. С афганцами. В шлемофоне – заместитель начальника 3 погз лейтенант Кацуба Владимир Федорович, справа от него – Максимов В.Ю.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Борты кружат.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Военнослужащие ИСВ: Колесников О. и Ручка Николай.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Ручка Николай (ИСВ) и Лисняк Игорь, пулеметчик разведвзвода.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Командир взвода связи старший лейтенант Попов Евгений в землянке взвода связи.


Фото из архива Максимова Виктора Юрьевича, командира инженерно – саперного взвода 1 ММГ 47 пого. Слева направо: два сапера из оперативного батальона царандоя и военнослужащие ИСВ: лейтенант Максимов .В.Ю., Томченко Павел, Ручка Николай, Гребенюк Александр.

Из воспоминаний Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«В 1985 году, месяц я уже не помню, вероятно летом, выехали мы из мангруппы на какую-то засаду или реализацию разведданных. Что это была за операция, я до сих пор не понимаю. Видимо планировалось что-то выгодное для результатов. Потому что поехал сам начальник ММГ майор Филиппов Борис Николаевич. Такого отродясь не было, чтобы начальник ММГ сам на засады ездил. Пошли мы тремя БТРами: на первом Филиппов, на втором № 739 –я, кто был на третьем, я уже не помню. Впереди поехали сарбозы. Даже по группировке сил и средств это на засаду не похоже. Да и ехали под вечер чуть ли не с песнями и плясками. Уж очень вольно все это выглядело. Прошли Меймене, втянулись в кишлак Ямбулак. Как только коробочки стали идти между дувалами, по нам грохнули со всех сторон. Мы все запрыгнули в броню. А у меня в БТРе ехал еще расчет СПГ-9 и мы по дури ящики с гранатами привязали на нос БТРа, так как они плохо входили в люки. Когда ехали по-походному, проблем не было, как только прыгнули в броню, поняли какую ошибку совершили. Мы остались «слепые» спереди. Ящики практически закрывали триплексы. Пули по броне стучат, как горох высыпают. Не высунуться, а высовываться периодически приходится и мне и водителю, чтобы видеть куда едем и оценить обстановку. Впереди меня БТР Филиппова, сзади еще один. БТР Филиппова встал, видимо, не рискнул лезть дальше в кишлак. Свободы для маневра: 5 метров вперед, 5 метров назад. На месте тоже не постоишь, пристреляются. Надо маневрировать. Даю команду водителю БТРа ефрейтору Левченко задницей ломать дувал. Он то его проломил, но так, как разогнаться толком не смог на ограниченном пространстве, сел на брюхо. Наводчик КПВТ рядовой Якимчук (тогда еще молодой солдат) крутит башней и стреляет во все стороны. Стреляя из ПКТ, пробивает люк водителя БТР (который был открытый – периодически выглядывали где мы и что с нами делают). Осколки брони и пули входят в спину Левченко. На спине у него кровь, мы все в пене. Первый и последний раз видел, как у людей от сильного эмоционального напряжения появляется на голове пена самая настоящая.
Филиппов по радиостанции орет, покрывает всех матом трехэтажным. Этот крик еще больше добавляет нам нервозности. Понимая, что нам скоро будут кранты, даю команду десанту высаживаться из нижних люков и под прикрытием брони и дувалов хоть как-то отстреливаться от гранатометчиков. А «духи» обнаглели, уже через мегафон по-русски предлагают нам сдаваться в плен, т.к. по их словам мы, дети Ленина, из Ямбулака уже никогда не выйдем. Филиппов, понимая, что это все-таки, правда, выходит по радиостанции на мангруппу и дает команду, чтобы по «духам» (а значит и по нам, так как боевое соприкосновение очень близкое) ударили из 82 мм минометов. Конечно, хреново, но для БТРа все-таки терпимо, если нет прямого попадания. А командир батареи капитан Дроздов Анатолий Васильевич отвечает ему, что 82 мм минометы туда не добьют, только 120 мм способны стрелять на такое расстояние. Он дает команду стрелять по нам из 120 мм минометов. Тут вообще начался мрак. Хорошо хоть минометчики взяли чуть дальше и выше от нас. К этому моменту удалось сдернуть мой БТР с дувала. Все 3 наших БТРа под прикрытием огня минометной батареи стали пятиться задницей из кишлака. Кое-как выехали. Тут же развернулись и на полном ходу в мангруппу. Летим на всех парах, а по нам продолжают стрелять. А у нас в Меймене было еще такое понятие, как «минная болезнь». Если сидишь в БТРе, то правая рука упирается в верхний люк. При подрыве есть шанс в него вылететь, а не быть размазанным внутри. Приехали в ММГ, я сразу же в бассейн, отмокать. Голова от напряжения трещит. А Филиппов Б.Н. ходит по ММГ и всем кто выезжал на засаду кричит: «Ну что, обосрались?». Чего скрывать, обосрались мы все, в том числе и он сам. Это он так с себя нервный стресс снимал. Уже в ММГ посмотрели на ящики с гранатами для СПГ. Все были пробиты пулями. Как не долбануло все это, стоит только удивляться…»


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого Слева направо в первом ряду: водитель БТР № 739 3 погз рядовой Левченко Николай, старший техник ИСВ прапорщик Прокощенков Сергей Анатольевич, лейтенант Степнов М.Г., наводчик КПВТ 3 погз рядовой Демчишен. Стоит – командир РЛПО 3 погз сержант Ткач Николай.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого Лейтенант Степнов М.Г. у шлагбаума КПП в лагере 1 ММГ.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого «Ласточкино гнездо».


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого Дежурный по ММГ лейтенант Степнов М.Г. и начальник 3 погз капитан Суровцев Виктор Иванович. 1985 год.


Фото из архива Шума Павла Васильевича, водителя АПМ-90 3 погз 1 ММГ 47 пого.Лагерь 1 ММГ «Меймене», 1985 год. Военнослужащие 3 погз.
Первый ряд слева направо:
1. Рядовой Молотов Сергей;
2. …
3. Рядовой Моренов Юрий - стрелок;
4. Сержант Савельев – командир отделения;
5. Рядовой Якимчук Владимир Владимирович – наводчик КПВТ БТР № 739;
6. Рядовой Шепитко Петр – вожатый служебной собаки;
7. …
Второй ряд слева направо:
1. …
2. …
3. …
4. Рядовой Овчаренко – снайпер;
5. …
6. Младший сержант Ткач Николай- командир РЛПО;
7. Рядовой Червяк - стрелок;
8. Рядовой Левченко Николай – водитель БТР № 739;
9. …
10. Капитан Суровцев Виктор Иванович – начальник 3 погз;
11. …
12. …
13. Сержант Горинов – командир отделения;
14. Рядовой Николаенко Николай Иванович – водитель БТР № 740;
15. Сержант Коток Николай – санинструктор 3 погз;
16. …

Наиболее важным событием лета 1985 года стала крупная операция с участием наших подразделений в горах Альбурз (ущелья Акдара и Гордара) - юго-западнее Мазари-Шарифа. Проводилась в конце июня - начале июля в целях ликвидации бандформирований, обосновавших свои базы в этом горном районе. В операции участвовали мангруппы ПВ, авиация 40-й армии, подразделения афганской армии, царандоя и оперативные группы СГИ. Руководил операцией заместитель начальника Оперативной группы КСАПО полковник И.М. Коробейников.
На первом этапе афганские подразделения проводили частные операции в «зеленой зоне», вытесняя мятежников в горы. Второй этап начинался ударами авиации и артиллерии по основным базам и другим объектам мятежников в горах. Затем следовали высадка десантов и выход наших пограничных подразделений на рубежи прикрытия. Мятежники оказывали яростное сопротивление, особенно при десантировании подразделений.
В этой операции принимала участие от 1 ММГ «Меймене»: НДШЗ (начальник НДШЗ – капитан Суровцев В.И., замполит – старший лейтенант Холявко Г.В).
В составе 2 ММГ «Шиберган» в качестве замполита 2 ММГ принимал участие старший лейтенант Степнов М.Г. – замполит 3 погз 1 ММГ «Меймене»
.

Из воспоминаний Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого

«В конце июня 1985 года я собирался улететь из Меймене в отпуск. Собрал уже отпускной чемодан и ждал, когда прилетят борты. И вот они прилетели. Во время посадки один вертолет так лихо зашел, что обрубил лопасть другому, уже севшему на взлетку. Они так и сидели у нас, пока через пару дней другая пара бортов не привезла новую лопасть.
Вместе с этими бортами прилетел какой-то генерал. Фамилию его уже не помню. Он то и отложил мой отпуск на неопределенное время. Вызвали меня в штабную землянку, и генерал сказал мне, что я вместо отпуска полечу в Шиберган. В то время готовилась операция на ущелья Акдара – Гардара (по-другому название - горы Альбурз), а замполит 2 ММГ Степанов (почти мой однофамилец) был в отпуске. Вот меня с легкой руки генерала и назначили ВРИО замполита 2 ММГ. Такого облома в жизни я не ожидал. Я пытался сказать, что я практически уже в отпуске, но генерал заверил меня, что в отпуск я пойду после операции.
Через пару дней, когда вертолету привезли новую лопасть и установили ее, я полетел в Шиберган. Настроение – ниже плинтуса. Прилетел в Шиберган, представился начальнику ММГ. Он определил, что буду жить я на 2 погз. Начальника 2 погз – Скрябина Евгения я знал еще по совместной операции на Чакаве.
Что меня поразило в Шибергане, так это расположение самой ММГ. На краю города. Практически никаких окопов вокруг ММГ. Расслабон полнейший. И самое главное – это вагончики, в которых жило командование ОГ и ММГ. По моим мейменинским понятиям, все должно быть закопано, замаскировано, чтобы обеспечить безопасность от обстрелов. Здесь такого не было. Благо хоть заставы располагались в землянках.
С неделю я жил в Шибергане. Проводил какие-то политзанятия с личным составом. Знакомился с офицерами мангруппы. Кроме Скрябина в Шибергане у меня был еще один знакомый – командир взвода управления минометной батареи, лейтенант - двухгодичник. Фамилию его я уже не помню. Он родом из Украины, из шахтерских мест. На гражданке сам работал на шахте. Мы с ним вместе залетали в Афганистан. За неделю познакомился со всеми офицерами. Здесь же встретил сослуживца по Таллинскому пого – старшего специалиста СПС 2 ММГ прапорщика Иванова Евгения Ивановича. В свободное время, а его было предостаточно, купался в бассейне. Правда, вода в бассейне была паршивая, не в пример нашему бассейну в Меймене.
Перед операцией начальник 2 ММГ определил, что на операцию я поеду на БМП 1 погз. Для мейменица шиберганские БМП-1 были уже полным раритетом. Да и ездить над гусеницей не предвещало ничего хорошего. Сказывалась мейменинская «минная болезнь».
Из Шибергана мы долго ехали по асфальту в сторону Мазари-Шарифа. Для меня это было что-то новое – поездки по асфальту на боевой технике. Надо сказать, что БМП на асфальте, как корова на льду. Через определенное время свернули с трассы куда-то в предгорья.
При подходе на блок я единственный раз видел, как летал самолет-наводчик и как базу бомбили самолеты (естественно армейские). Надо сказать, что самолет-наводчик продолжал летать на протяжении практически всей операции. Мою БМП и еще одну определили на блок практически у входа в ущелье. Остальные коробочки 2 ММГ стояли правее меня, но я их не видел. В штабе боевой группы 2 ММГ был за время операции всего один раз, и то не помню по какому поводу. Мы стояли на блоке и особого участия в операции не принимали. Эта операция была, как выезд в дом отдыха, если бы не ужасная жара. Впереди себя поставили сигналки. В одну из ночей сигналки сработали. Бойцы, естественно, обработали местность. Утром оказалось, что убили двух верблюдов. Потом несколько дней смотрели, как этих верблюдов обгладывали грифы. Отдельные грифы, пролетая на бреющем над БМП имели размах крыла больше, чем ширина БМП. Всю операцию дурели от безделья. По нескольку раз в день только выходили на связь с руководством ММГ. Моей ни военной, ни замполитской роли в этой операции практически не было. Да и кому я там был нужен – чужак из другой ММГ. Благо, что солдаты в моей боевой группе попались нормальные. Было о чем поговорить. Несмотря, что я был из другой ММГ, уважение ко мне было достойное. Бойцы только для начала спросили, сколько времени я нахожусь в Афганистане и был ли я на боевых операциях. Я ответил, что нахожусь «уже» полгода и перечислил операции, в которых мне приходилось принимать участи. Первое их явно не вдохновило. Ко второму отнеслись с уважением. Кто-то из них даже принимал участие на Чакаве, как и я.
Перед окончанием операции мою и соседнюю БМП сняли и совместно с сарбозовским ЗИЛ-130 отправили в само ущелье на усиление двигавшихся там войск. Но проехали мы недолго, нас развернули обратно. Или, необходимость в огневой поддержке отпала, или посчитали, что вероятность подрыва в ущелье очень велика. Насколько я помню там перед нами подорвался сарбозовский танк.
После окончания операции мы куда-то выдвинулись на ночевку. Несколько мангрупп стали одним лагерем, переночевали, а утром проснулись от того, что вертолеты летают, нурсуются в гору и туда же стреляют минометы. Ничего не понятно. Рядом вроде бой идет, а нас никто даже не дергает, не отдает никаких команд… Потом выяснили. Михаил Лещинский (был такой военный корреспондент) снимал документальный фильм о взятии базы. Этот фильм я позже видел по телевизору. Никогда не забуду, как запыхавшийся Лещинский говорит, что вот только что взята база и он одним из первых на ней оказался. Он там вообще не был. Все съемки проходили далеко от базы душманов.
В следующую ночь где-то рядом (километров за 30-40) взорвали газопровод. Взрыв был мощный. Огненный столб стоял очень высоко. На трех БМП выехали к месту взрыва. К тому времени вернулся из отпуска замполит 2 ММГ – Степанов и моя роль в этой операции вообще свелась к нулю. Т.е., стал просто старшим на БМП. К месту взрыва так и не доехали, вернулись обратно. Вот так бездарно прошла для меня операция с Шиберганской ММГ. Не любил я воевать в составе других подразделений. А приходилось.
Через некоторое время с отпускным чемоданом я вернулся в Меймене. Офицеры поприкалывались с меня, мол, как я удачно съездил в отпуск. Правда, следующими бортами я все же в отпуск улетел.»


Фото из архива Ильина Василия Анатольевича, замполита 2 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого. Лагерь 2 ММГ «Шиберган». Слева направо: старшина 2 погз 2 ММГ прапорщик Ященко; начальник 2 погз 2 ММГ старший лейтенант Скрябин Евгений (умер).


Фото из архива Ильина Василия Анатольевича, замполита 2 погз 2 ММГ «Шиберган» 47 пого. Лагерь 2 ММГ «Шиберган». Слева направо: старший лейтенант Ильин В.А., старший специалист СПС 2 ММГ прапорщик Иванов Евгений Иванович; начальник 2 погз 2 ММГ старший лейтенант Скрябин Евгений (умер).


Место проведения боевой операции в горах Альбурз

В первые же дни операции было потеряно (подбито) два вертолета, экипажам удалось спастись. Но третий вертолет, получивший повреждение, взорвался в воздухе, погибли командир вертолета и второй пилот.
26 июня при выполнении десантирования в районе Альбурс экипажи вертолетов, пилотируемые летчиками майором Киселевым В.М. и капитаном Чурута В.И., были подбиты из ДШК. Боевая потеря - два вертолета Ми-8. На следующий день при спасении тяжелораненого пограничника героически погиб экипаж капитана Рускевича В.В. До последней возможности боролся экипаж, стараясь спасти машину. В период проведения данной операции капитан Рускевич В.В. проходил службу уже в арктическом авиаполку. Погибшие летчики и останки вертолета оказались в зоне обстрела душманов. Понадобилось большое мужество группы пограничников во главе с офицером Н.С. Резниченко, чтобы достать и вынести оттуда тела погибших.
.

Из воспоминаний Кондрата Виктора, бортмеханика 17 Марыйского авиаполка и Быкова Сергея, командира звена Магаданской авиаэскадрильи

«26 июня 1985 года было началом операции. В ней участвовали около 20 наших бортов и 12 афганских. В самом начале операции подбили борт, на котором командиром был Сергей Шуваев. Был пробит редуктор, и они сели на вынужденную. Это случилось на полдороге, в предгорье. Там выставили охрану, и было не до них. А к исходу дня им привезли масло, они забили чопик, залили масло и дотянули до Мазари-Шарифа. Во время десантирования многие борта получили пробоины, вертолет Чуруты Владимира был сбит. Находившийся неподалеку экипаж Киселева Владимира его забирал. В составе экипажа Чуруты были: Пензев Павел и Рева Иван. Бортмеханика у них с собой не было. После того, как экипаж Чуруты высадили, Кондрат Виктор взял у Ревы Ивана его бронежилет, со словами: «Тебе все равно он уже не понадобится». Зато как потом пригодился ему!
Ближе к 15 часам местного времени вертолет Киселева был сбит. Когда экипаж Киселева падал, Витя Кондрат приказал рядовому Петренко Володе: «Прыгай!» Но тот обнял его за плечи, сзади, и ответил: «Я с вами!» Летчики вспоминают это с особой теплотой, они считают, что они - кадровые офицеры в то время - обязаны были воевать до последнего, а солдат мог бы и не рисковать. Но Володя не согласился. Настоящий русский солдат...
Киселев молодец, посадил борт, вертолет горел полностью весь! Точно так же, как борт Рускевича на следующий день. Следом за Киселевым шел вертолет Юры Харина. Харин крикнул: «Горите! Садитесь, подберу!». Подобрал сразу же, в составе экипажа Киселева были: Устиновский Алексей – штурман, Кондрат Виктор – борттехник, Петренко Володя – солдат срочной службы – бортмеханик.
Экипаж Рускевича прибыл накануне операции в командировку из Воркуты. Летели они через Москву, билетов, как всегда, в кассах не было, и ребята, скинувшись, доплатили кассиру сверху, чтобы прилететь вовремя. Быков – из Магадана. Сначала их определили в Шуроабад, машины у них были Ми-8Т. 27 июня снаряжались на РБУ, у всех были ракеты и бомбы, а у экипажа Рускевича только ракеты. В строю было штук 12 вертолетов, Быков был на 44-ом борту, Рускевич на 40-м. Когда сообщили, что надо забрать тяжелораненого, Рускевич сказал, что заберет, так как знал эту площадку. При заходе слева сзади из пещер начали стрелять, и сразу попали в подвесной левый бак. Потянулся белый шлейф, керосин, потом попали в расходный бак, Рускевич сказал в эфир: «Сороковой, горю». Быков закричал: «Валера, садись. Валера, миленький, садись». Вертолет начал задирать нос, гасить скорость, потом отвернул влево, и Быков даже подумал, что он собирается сесть на плато, которое находилось вверху над огневыми позициями. Вертолет Рускевича был полностью объят пламенем, были видно только концы лопастей, он сделал вираж, и на втором вираже носом и правой стороной врезался в отвесную скалу, взорвался и упал на дно ущелья. Обе стороны вели интенсивный огонь, и не давали никому приблизиться к месту падения вертолета. Останки ребят удалось забрать только на четвертые сутки. Сначала пехотинцы выдвинулись и не нашли их. Но была вызвана спецгруппа, в которой были специально подготовленные люди, и погибшие были доставлены в Термез, а оттуда по домам. Рускевич Валерий похоронен в Ташкенте.»


Фото из объединения сайтов «ПВ в Афгане». «Операция в горах Альбурз». Сбитый вертолет Чуруты Владимира. Район гор Альбурз. Июнь 1985 года.


Фото из объединения сайтов «ПВ в Афгане». «Операция в горах Альбурз». Сбитый вертолет Киселева Владимира. Район гор Альбурз. Июнь 1985 года.

Из статьи генерал-лейтенанта Резниченко Николая Семеновича «Живу и помню», книга «По обе стороны границы (Афганистан: 1979-1989) – М.: Граница, 1999.

«Лето 1985 года. Руководством пограничных войск было принято решение на проведение операции в горах Альбурз, которые находятся в тридцати пяти километрах юго-западнее города Мазари-Шарифа. Задача стояла следующая: силами мотоманевренной группы обеспечить прикрытие действий десантников.
К месту боя прибыли с рассветом. Местность - хуже не придумаешь. Неприступные горные кручи, зной, пыль, выжженная горячим солнцем земля. По краям редких арыков - плотный кустарник.
Две десантно-штурмовые маневренные группы Керкинского и Пянджского пограничных отрядов высадились в ущелье Гордара. У противника на господствующих высотах располагались огневые позиции с крупнокалиберными пулеметами. Небо то и дело вспарывалось всполохами длинных трассирующих очередей. Первая неприятность не заставила себя долго ждать. Один из вертолетов был подбит. Приземлился он на площадке, рядом с которой находилась моя оперативная группа. Осмотрев машину, мы обнаружили восемь пробоин. Из операции она, естественно, была выведена. Часа через два еще одна «вертушка» попала под обстрел противника. На этот раз все оказалось намного трагичнее. Вертолет начали обстреливать еще на подлете. Но пилоты сумели удачно его посадить и выпустить на землю десант. При взлете вертолет вновь попал под огонь ДШК и начал терять высоту. Но благодаря умелым действиям летчиков винтокрылая машина приземлилась. Едва успел экипаж покинуть «вертушку», как она тут же загорелась, а затем и взорвалась.
Временное затишье наступило, когда в горы опустились сумерки. С наступлением утра - вновь трагедия. При подходе к месту высадки был обстрелян третий вертолет. И командир экипажа Руцкевич В.В., и второй пилот были убиты. Машина, падая в ущелье Акдара, загорелась.
Десантникам, находящимся на вершине горы, удалось обнаружить обгоревшие трупы погибших летчиков. Спуститься им в ущелье не представлялось возможным. Тогда руководитель операции полковник Коробейников И.М. связался со мной, приказал выдвинуться в ущелье и вынести тела наших боевых товарищей.
Взвесив все «за» и «против», решил, что отправиться на поиски погибших мне необходимо самому. Я собрал группу опытных и хорошо знающих свое дело парней.
В нее входили двадцать один солдат и три офицера - Виктор Пичугин, Игорь Мирошниченко и Василий Пискун. Дорога предстояла долгая и опасная.
Выехали рано утром, перед рассветом. По пути встретили около пятидесяти сарбозов, с двумя танками и ГАЗ-66. Они рассказали о том, что в ущелье душманы оказали упорное сопротивление, использовав отлично оборудованный опорный пункт. Оценив обстановку, принял решение: сходу вступить в бой. Афганцы, в свою очередь, стали поддерживать нас боевыми машинами. Они выдвинулись в направлении ущелья. Для такой техники дорога была узкой, а следовательно, труднопреодолимой. Кроме этого, никто не исключал возможности ее минирования.
Танк сумел вписаться в поворот, но тут же подорвался на мине. Все наши опасения оправдались. Естественно, движение было приостановлено. Я понимал, что осуществлять буксировку придется под непрекращающимся огнем душманов. С опорного пункта их пулеметы не замолкали ни на минуту. От пуль спасали лишь большие валуны. Я вызвал офицера Василия Пискуна и саперов. Следовало произвести проверку местности, преодолеть поворот, за которым находился подбитый танк, и попытаться зацепить трос, чтобы возможно было отбуксировать его назад.
Саперы обнаружили пятисоткилограммовую неразорвавшуюся бомбу, под которой для усиления было около двухсот килограммов взрывчатки. Лишь по счастливой случайности душманы не успели ею воспользоваться. Благодаря грамотным и решительным действиям пограничников фугас был обезврежен. Однако продвижение в глубь ущелья не представлялось возможным. Душманы били со всех сторон: с одной — пулемет из дзота, противотанковая пушка - с другой. Связавшись со своим руководством, доложив обстановку, я внес ряд предложений по дальнейшему проведению операции. Дали «добро». На следующий день начали блокировать противника. Проведенный маневр силами и средствами, правильно расположенные пулеметы, гранатометы подавили огневую мощь моджахедов, позволили нам выполнить поставленную задачу.
Мятежники были уничтожены. Продвижению людей и техники на этом участке дороги ничего не угрожало. Наконец-то моей группе удалось добраться до той площадки, где находились останки погибших летчиков. Найти тела двух членов экипажа не вызвало особых трудностей. А вот с остальными было сложнее. Результатом поиска явился маленький ящичек, в который поместилось все, что удалось отыскать от двух других пограничников.
Огневая точка противника не давала покоя. Необходимо было ее уничтожить. С этой позиции моджахеды подбили три наших вертолета. На четвертые сутки с начала операции мы вплотную подошли к ней. Для успешного завершения операции я разделил пограничников на три подгруппы, две из которых должны были подняться вверх по склону горы. Возглавляли их офицеры Виктор Пичугин и Игорь Мирошниченко.
Сказочно красивы горы в момент наступления сумерек. Даже война не может уничтожить их величественную прелесть. Пейзаж необыкновенен. Хотя ущелье и засыпает напряженным сном, невольно любуешься звездной красотой.
Тишину ночи нарушили душманы, открывшие огонь по группе Виктора Пичугина. Не одну яростную атаку отбили ребята. С рассветом в бой вступили остальные пограничники. Огневые точки противника были уничтожены. Опорный пункт прекратил существование, ущелье было свободным.
В ходе этой операции моей группе достались большие трофеи: автоматы, пулеметы, боеприпасы. Одних только «итальянок» триста пятьдесят штук. Нельзя не отметить тот факт, что в самой популярной программе тех дней «Время», несмотря на неафишируемый характер боевых действий, исходу этой операции был посвящен весь информационный блок.»

Из статьи Петра Илюшкина «Есть такая профессия – Родину защищать», «Ветеран границы» № 1-2/99, ежемесячное приложение журнала «Пограничник Содружества».

«В июне 1985 г. на участке Термезского погранотряда проводилась окружная операция по ликвидации базы душманов в горах Альбурз. Авиагруппу тогда сформировали из двух полков - Душанбинского и Марыйского.
В первый же день операции группа потеряла два Ми-8. Вначале, во время высадки десанта, был подбит вертолет капитана Чурута. Экипаж удалось эвакуировать на Ми-8 майора Киселева. А этому вертолету не повезло под конец дня, Высадив десант, «вертушка» Киселева взяла курс на базу и попала под сильнейший пулеметный огонь. Вооружение отказало, и «беззубую» машину душманы добили из крупнокалиберного ДШК. Горящую «вертушку» тут же посадили, благо «наша» площадка оказалась невдалеке. Только экипаж успел выскочить из полыхающего вертолета, как раздался страшный взрыв.
В тот же самый несчастливый день получили повреждения и шесть «транспортников» (два из них в этой операции уже не смогли участвовать).
Ну а самым тяжелым для летчиков днем стало 26 июня, когда с боевого задания не вернулся экипаж капитана Рускевича...
Его вертолет спешил за раненым пограничником к площадке, где закрепился наш десант. Но при заходе на посадку был сбит и, ударившись о склон, взорвался и рухнул в ущелье.»

27.06.1985 года в районе ущелья Акдара погиб экипаж вертолета Ми-8 17 Марыйского отдельного пограничного авиаполка:
• командир звена вертолетов капитан РУСКЕВИЧ Валерий Владимирович;
• старший техник звена вертолетов старший лейтенант ЛАЩУК Ярослав Андреевич;
• штурман вертолета лейтенант ЯЦЕНКО Константин Когстантинович;
• старший бортмеханик – воздушный стрелок – радист вертолета прапорщик КИСЕЛЕВ Сергей Иванович.


РУСКЕВИЧ Валерий Владимирович
(28.09.1953 – 27.06.1985)


ЛАЩУК Ярослав Андреевич
(29.10.1957 – 27.06.1985)


ЯЦЕНКО Константин Константинович
(21.07.1961 – 27.06.1985)


КИСЕЛЕВ Сергей Иванович
(19.03.1948 – 27.06.1985)


Из воспоминаний Быкова Сергея, командира звена Магаданской авиаэскадрильи

«Борт Рускевича уже заходил на посадку, когда был обстрелян из ДШК почти в упор на небольшой высоте. Очевидно, тяги управления вертолетом были перебиты, потому что вертолет стал задирать нос и заваливаться в сторону. Быков непроизвольно крикнул по радио: «Валера, прыгайте!» и услышал в ответ от Рускевича: «Куда на… прыгать?...». И через секунду-другую вертолет врезался в гору и взорвался. Спасать было уже некого...»

Из переписки Коваленко Виктора, командира боевой группы ДШМГ 47 пого со Степновым Михаилом Геннадьевичем, замполитом 3 погз 1 ММГ 47 пого

«Да, на всех операциях, которые ты перечислил, я принимал участие. С Зубаревым Андреем (начальником 1 ДШЗ Керкинской ДШМГ, примечание Степнова М.Г.) на Альбурзе мы тогда вчетвером взяли 9 «духов» без единого выстрела. Они показали схему минных полей. Может, помнишь этот случай?»


Фото из объединения сайтов «ПВ в Афгане». «Операция в горах Альбурз». Листовка-молния. Июнь 1985 года.

Категория: 1985год |
Просмотров: 5077
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz