Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Боевой путь ММГ » После афганской войны » После афганской войны

Мы после афганской войны (часть 3)


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Момот Игорь Федорович и Степнов М.Г. во время встречи в Черкассах. Июль 2008 года.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Момот Игорь Федорович и Степнов М.Г. во время встречи в Черкассах. Июль 2008 года.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Степнов М.Г. и Момот Игорь Федорович во время встречи в Черкассах. Июль 2008 года.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Момот Игорь Федорович. Черкассы. Июль 2008 года.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Момот Игорь Федорович. Черкассы. Июль 2008 года.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. Момот Игорь Федорович. Черкассы. Июль 2008 года.


Фото из архива Кукушкина Александра Валентиновича, наводчика КПВТ 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кукушкин А.В.


Фото из архива Кукушкина Александра Валентиновича, наводчика КПВТ 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кукушкин А.В.

Из воспоминаний Чистова Дмитрия, водителя БТР 2 погз 1 ММГ 47 пого

«Служил я в войсковой части 2042 с ноября 1987 года по ноябрь 1989 года. В 1 ММГ попал в начале марта 1998 года. Первые пол года служил на объекте Файзабад наводчиком КПВТ, а потом в Меймене водителем БТР-70. Участвовал в выводе. На выводе ехал первым в колонне с саперами до кишлака Атаханходжа. После вывода дослуживал на границе в пустыне Ширам-Куи. Награжден медалями: «За боевые заслуги», «70 лет Вооруженных Сил СССР», «Воину-Интернационалисту от благодарного Афганского народа», знаком «Воину-Интернационалисту».


Фото из архива Симанова Сергея Николаевича, ИСВ 1 ММГ 47 пого. Симанов С.Н. в Крыму на перевале. 2008 год.


Фото из архива Семенюка Виктора Леонидовича, замполита 1 ММГ 47 пого. Семенюк В.Л.


Фото из архива Терехова Сергея Валентиновича, замполита минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Терехов С.В. и Еренков Андрей Иванович в Кремлевском Дворце Съездов. 15 февраля 2009 года.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Слева направо: Стерничук Виктор Петрович, Степнов М.Г., Шум Павел Васильевич.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Слева направо: Стерничук Виктор Петрович, Степнов М.Г.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Слева направо: Шум Павел Васильевич, Курган Виктор Николаевич, Степнов М.Г., Стерничук Виктор Петрович.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Слева направо: Степнов М.Г., Курган Виктор Николаевич.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Шум Павел Васильевич с юбилейной медалью.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Стерничук Виктор Петрович с юбилейной медалью.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Курган Виктор Николаевич.


Фото из архива Степнова Михаила Геннадьевича, замполита 3 погз 1 ММГ 47 пого. 15 февраля 2009 года. Брест. Курган Виктор Николаевич.


Фото из архива Ершова Олега, разведвзвод 1 ММГ 47 пого. Лисняк Игорь и Ершов Олег 15 февраля 2009 года.


Фото из архива Чорного Александра, взвод обслуживания 1 ММГ 47 пого. Чорный А. Москва.


Интервью Корякина Павла с Завьяловым Романом Викторовичем, в прошлом участником боевых действий в Афганистане. Parere.ru. Информационно-аналитический журнал


- Многие молодые люди в те годы сами просились в Афганистан. А как попали туда Вы?

- В Афганистан я попал после сержантской школы в Средней Азии, где я проходил подготовку в течение приблизительно пяти месяцев. И в мае 1987 года я попал в город Меймене, провинции Фарьяб.
Да, в нашем государстве тогда существовала крепкая идеология. И была она довольно хорошо выстроена. Может быть, именно из-за того, что сегодня в обществе не хватает национальной идеи, не хватает осознания ценностей - моральных, семейных, государственных, у нас такой уровень преступности, безответственности и всего прочего.
Сам я шел в армию по убеждениям. Я почитал за честь помочь Родине защищать ее южные границы. Конечно же, были люди, которые от этого долга убегали – возможности были. Были и те, кто, просившись в Афган, разочаровывался уже в учебных частях – и таких, разумеется, никуда не отправляли.
Здесь, наверное, нужно кое-что пояснить. Когда у нас, в пограничных войсках, решался вопрос о службе в Афганистане, то для некоторых категорий призывников делались исключения. Например, туда не отправляли, если молодой человек был единственным ребенком в семье. Но в любом случае необходимо было согласие бойца. И оставались служить в погранчастях лишь самые лучшие.

- Сегодня впечатления о войне формируются практически у всех молодых людей по фильмам и компьютерным играм. Чего, на Ваш взгляд, не хватает таким зрителям, чтобы понять, что такое война? И можно ли, не участвуя лично в боевых действиях, по-настоящему понять, что это такое?

- На самом деле, и на экранах можно увидеть хорошие картины. Например, Бондарчук снял «9-тую роту» - это очень похоже. Есть, конечно, какие-то опущения, но главная канва будто выдернута из жизни. Ну, а чего не хватает… Много чего.
Во-первых, там, на войне, царит своя культура. Например, все общество – мужское. Поэтому там все разговоры и команды пересыпаны, как принято говорить, нецензурной лексикой. Да и отношения между командирами и подчиненными другие.
Во-вторых, каждый должен понимать, что экран – это картинка. А в жизни все куда проще. Там нет каких-то душещипательных возгласов раненых и погибающих. Там просто человек падает и больше не встает. Там – ужас простоты. И это нужно просто пережить… Сидя перед экраном телевизора или монитора, невозможно почувствовать то, что чувствовали мы, когда человек, с которым ты общаешься, через какое-то время переставал быть.
На войне все иначе – свой страх, свой шок, свои шутки… Наше подразделение охраняло взлетную полосу местного аэродрома. Жили мы в землянках и несли круглосуточное дежурство по периметру местного аэродрома. Что сказать - бывало, что в световой день всего 4 часа было тихо, а все остальное время нас обстреливали. Причем, обстрелы эти были чуть ли не по расписанию. Так вот, когда очередной обстрел заканчивался, мы шутили и немного расслаблялись – все знали, что на ближайший час все успокоилось. А потом шло время, и мы убеждались, что человек ко всему привыкает.
На войне, как я уже сказал, ритм жизни другой, другие отношения. И неуставные отношения там тоже другие. Во-первых, старослужащих уважали за то, что они уже через многое прошли. А во-вторых, у нас, в отличие от гарнизонов внутри Союза, оружие было всегда рядом. Поэтому и атмосфера между солдатами была другая.
Думаю, что все согласятся, что жизнь многое проявляет. А жизнь в боевых условиях – тем более. Там люди, что ли, чище становились. Наверное, перед лицом смерти очень ярко проявляются как самые плохие, так и самые хорошие качества любого человека.

- Но боевые действия заканчиваются, и человек возвращается в нормальную, гражданскую жизнь. Но на жизнь, как я понимаю, человек уже смотрит совсем по-другому. Какой после Афганистана показалась вам обычная, мирная жизнь и отношения между людьми?

- Как ни грубо это прозвучит, иногда мне было жаль, что рядом не было автомата... Ведь мы верили и продолжаем верить в то, что наши товарищи отдали свои жизни за то, чтобы вся страна могла жить в мире, чтобы люди радовались этой жизни и были счастливы. Но по возвращении в Союз мы видели то, чего не замечали раньше. Когда я, например, попал в душанбинский госпиталь, у меня был шок от того, насколько люди не уважают друг друга. Я не мог понять, как можно ссориться и оскорблять друг друга из-за каких-то пустяков. И тогда хотелось стрелять в тех, кто превращал жизнь в грязь и несправедливость.
Поэтому нам и была необходима определенная реабилитация. Нам по-новому нужно было учиться, как «входить» в мирную жизнь.

- Наверное, для этого и создавались общества ветеранов. Они помогают воинам решать возникающие у них проблемы?

- Конечно. Здесь, разумеется, нужно помнить, что в любой организации все зависит от того, какой конкретный человек или команда руководит организацией и какие цели перед организацией ставятся. Если все делается ради личных интересов, ради личного обогащения – это одно дело. А если лидер общества пытается по совести добиваться чего-то для каждого ветерана, то польза обществу будет очевидной для всех.
Разнообразные общества ветеранов, на мой взгляд, как раз и не должны позволить обществу забыть о тех инвалидах и ветеранах, которые нуждаются в помощи. Ведь эти люди отдали свое здоровье – они покалечены и физически не способны что-то сделать в этой жизни. Такие организации и объединения могут и должны привлечь внимание власти, потребовать от лица общественности исполнения законных прав и интересов ветеранов. Ведь законы у нас для того и создаются, чтобы с их помощью люди могли добиваться необходимой для них поддержки. И если в одиночку пробить стену непонимания и бюрократии очень и очень трудно, то через сообщества ветеранов – гораздо легче. И тому есть много положительных примеров.

- Чем дольше мы живем, тем дальше от нас остается дата вывода Ограниченного Контингента Советских Войск из Афганистана. Что бы Вам хотелось сохранить для будущих поколений?

- Наверное, главное, что хотелось бы донести до всех людей, это осознание того факта, что война – это всегда плохо. Сегодня тот тут, то там появляются люди, которые проявляют свое недовольство властью странными способами. Они начинают баламутить общество и даже призывают к оружию – мол, порядок нужно наводить любыми способами. Я бы таких людей серьезно наказывал. Такие люди, призывая к войне, по сути, не знают, что это такое. А война – это когда на твоих глазах погибают близкие тебе люди. Война – это конец жизни. И даже если удается выжить, жизнь просто теряет для тебя всякий смысл, и все оказывается пустым… Остается лишь одно желание мести, которое ни к чему хорошему привести не может в принципе. Поэтому мир нужно беречь всеми силами. А все недовольства должны решаться не оружием, а законным, демократическим способом. Поэтому опыт прошедших через войну, на мой взгляд, может донести до всех простую мысль: война – это страшно. Войну нельзя допустить. Это не баловство, не увлекательное занятие перед монитором компьютера.
Чтобы войну не допустить, нужно быть хорошо подготовленным – у государства должна быть своя оборонная стратегия. Россия должна быть сильным государством, тогда на нас извне никто не пойдет войной. Но и внутри страны мы не должны допускать никаких проявлений экстремизма, которые периодически случаются то тут, то там. Их нужно предотвращать и искоренять. И мы, воины-афганцы, должны быть живым напоминанием о том, что войны быть больше не должно. Это, пожалуй, основной опыт, который мы должны передать будущим поколениям.

- И, наверное, Вы как никто могли бы научить людей ценить мирную жизнь?

- Как ни парадоксально, ценить что-то начинаешь тогда, когда понимаешь угрозу это что-то потерять. И в этом смысле жизнь - не исключение.
Я расскажу такой случай. Когда после сержантской школы нас на вертолете сбросили в место дислокации нашей части в Афганистане, первые три дня ничем не выделялись. Мы попали в горный ландшафт, который ничем особенным не отличался от любого другого горного массива. Правда, ночи казались уже необычными, когда кто-то начинал стрелять трассирующими пулями, и возникало ощущение какого-то необыкновенного и в то же время странного фейерверка.
Жили мы в землянках, и однажды, когда начался обстрел, мы побежали на позиции. Ведь мину не слышишь, когда она летит – слышен лишь свист, когда она над головой пролетает. Ты бежишь и видишь разрывы, летят клубы пыли вместе с землей. Но тут ты и осознаешь, что еще мгновенье – и тебя не будет…
Я бежал, как говорится, «за первой спиной», и когда добежал до окопа – сел и думаю: «Какой же я глупый! Патриотизм… Война… Кого-то защищать… Жить-то так хочется! Я так многого не успел…». Я представил себе мать, получающую гроб… И было страшно. Ведь все боятся – говорят они об этом или нет.
Мне трудно сказать, сколько сохранялось такое состояние испуга – в том окопе время шло по-другому. Но мне кажется, это длилось минуты полторы-две. А потом я посмотрел на тех, кто был рядом со мной. И в них я страха не увидел – это были люди, у которых не было абсолютно никакого страха. Я увидел людей, которые выполняли свою работу. И у меня возникла другая мысль: «Ведь я - тоже мужчина! Я должен защищать свою страну, свою семью, своих близких… Неужели я не смогу?»
И после этого вопроса мысли о страхе уже не возникали, будто где-то в голове что-то переключилось. Страх прошел. Да, я по-прежнему чувствовал адреналин, желание что-то сделать. Но эти ощущения страхом назвать уже нельзя. Страх мог появиться позже - когда все уже бывало позади.
Могу рассказать случай, который для меня был очень показательным и переломным в жизни. Были у нас в учебке два парня. Один – рыжий, росточка небольшого. Таких, мне казалось, и в армию не должны были бы брать. Был он слабее многих других солдат, и над ним то и дело потешались, а бывало, что его и оскорбляли. Другой - полная противоположность первому: сильный, красивый. На гражданке он занимался греблей и был хорошо развит физически. Мы даже удивлялись, почему он не в спортивной роте. В общем, крепкий был парень, и всем говорил, что ничего и никого не боится.
Но шло время, и после учебной части нужно было ехать в часть боевую. Нас всех разбросало по разным гарнизонам. И уже после возвращения из Афганистана я узнал судьбу этих ребят. Когда крепыша-красавца привезли на «вертушке» в Афганистан, то он не захотел прыгать вниз и даже, сопротивляясь, сбросил вниз инструктора. Он уперся, - «Туда не пойду, там стреляют», - и остался в вертолете.
А тот самый рыжий парень показал себя настоящим героем. К сожалению, перед самым выводом войск из Афганистана он погиб, но вся грудь его была в наградах. Он не позволял себе бояться и проявлял героизм.
Когда я об этом узнал, я как-то по-новому взглянул на то, в чем же заключается сущность мужчины – уметь поиграть мышцами или в самый ответственный момент быть сильным духом и уметь защитить свою семью, своих близких, свою Родину. И для себя я определил, что сильный мужчина – это, прежде всего, не тот, кто силен телом, а тот, кто силен духом.

- Спасибо, Роман. И последний вопрос: что бы Вы хотели пожелать в этот день всем воинам-интернационалистам и воронежцам?

- Всем своим товарищам, воевавшим в Афганистане и в других горячих точках, хотелось бы пожелать, конечно, здоровья. Хочу им пожелать, чтобы о них не переставали заботиться их близкие, чтобы они всегда были востребованы в обществе. Ведь каждый человек должен чувствовать себя востребованным. А всем воронежцам хотелось бы пожелать, чтобы мы испытывали чувство гордости за свою страну, чтобы слова «Я – из России» звучали гордо. Этого сегодня так не хватает. Ну и конечно, чтобы наше правительство продолжало активно помогать тем, кто, не жалея своей жизни, защищал интересы и идеалы государства.


Фото из Parere.ru. Информационно-аналитического журнала. Завьялов Роман Викторович.


Фото из архива Кукушкина Александра Валентиновича, наводчика КПВТ 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кукушкин А.В. 11 марта 2009 года.


Фото из архива Кукушкина Александра Валентиновича, наводчика КПВТ 3 погз 1 ММГ 47 пого. Крайний слева - Кукушкин А.В. 15 марта 2009 года.


Фото из архива Морозова Сергея, командира 1 огневого взвода минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Морозов С. на рабочем месте.


Фото из архива Морозова Сергея, командира 1 огневого взвода минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Морозов С. на рабочем месте.


Фото из архива Кукушкина Александра Валентиновича, наводчика КПВТ 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кукушкин А.В., Левченко Николай (оба 3 погз), Михальчук Александр – взвод обслуживания. Март 2009 года.


Коллаж из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Начальник полевой ОГ «Меймене» 47 пого Нестеров Николай Николаевич.

Комментарии к коллажу Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого

«Под его командованием в провинцию Фарьяб ДРА вошла 1 ММГ 47 ПОГО, под его командованием вела первые бои с душманами, обустраивала место дислокации, ОГ организовывала взаимодействие с подразделениями СА, советническим аппаратом, руководством провинции. Талантливый командир, хладнокровный и отважный в бою, тактичный с подчиненными, мастер спорта СССР по биатлону Нестеров Н.Н. пользовался заслуженным авторитетом у личного состава, командования КСАПО, советнического аппарата, органов власти.»


Коллаж из архива Радченко Бориса Семеновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 пого. Нестеров Николай Николаевич.


Фото из архива Галбура Григория, водителя-заряжающего БМ «Град»-1 минометной батареи 1 ММГ 47 пого. Галбур Г.


Фото из архива Черезова Вячеслава, начальника ЗС взвода связи 1 ММГ 47 пого. Черезов В.


Фото из архива Чорного Александра, взвод обслуживания 1 ММГ 47 пого. Чорный А. и Сухоруков Игорь.


Фото из архива Чорного Александра, взвод обслуживания 1 ММГ 47 пого. Суховий Валерий и Чорный А.


Статья «Три ордена полковника Кисловского», журнал «Пограничник», февраль 2009 года


«Наше знакомство началось с крепкого рукопожатия. Плотно сбитый мужчина высокого роста, коротко стриженные волосы и строгие, выдержанные фразы - в нём легко угадывалась выправка настоящего офицера.
- Зря вы решили писать материал обо мне. Можно было бы найти, как говорится, более героическую личность...
Однако от боевых товарищей Игоря Юрьевича Кисловского я уже слышал о его неподдельной скромности и о том, что о своих однополчанах он рассказывает намного охотнее, чем о себе. Они же поведали, что годы службы полковника Кисловского представляют собой биографию настоящего ратного труженика.
Игорь Юрьевич родился в семье фронтовика. Его отец прошел дорогами Великой Отечественной от Курской битвы до Берлина. Это и определило жизненный выбор сына - авторитет Кисловского-старшего в семье был очень высок. Мечта Игоря об офицерских погонах воплотилась в жизнь после окончания в 1984 году учебного центра по подготовке офицерского состава в Голицыно. Затем он служил на одной из застав Отдельного арктического пограничного отряда.
Говорят, что на войну нельзя ехать по собственному желанию - якобы это грозит неминуемой гибелью, а о добровольцах многие с недоумением шепчут: «Он что, смерти ищет?» Но Игорь Кисловский мыслит иначе.
- Я хотел хоть как-то помочь своим друзьям в то «мирное» время, когда борты с «грузом 200» летели в Союз, - вспоминает Игорь Юрьевич. - Многие однокашники воевали в Афганистане уже не первый год, и чувство братства негласно обязывало сделать всё возможное, чтобы попасть в ДРА. Именно поэтому написал рапорт о переводе «за речку».
Офицер получил назначение в 1 -ю мотоманевренную группу, с местом постоянной дислокации в афганском кишлаке Меймене. Затем была 3-я ММГ в Мардиане. Подразделение использовали на самых ответственных и труднодоступных участках вдоль границы. В задачи группы входила борьба с вооружёнными наркокараванами, предотвращение терактов и диверсий, ведение разведки. Также бойцы 3-й ММГ обеспечивали безопасность наших колонн с продовольствием и боеприпасами, оказывали боевую поддержку погранзаставам с территории Афганистана.
- Я считаю, мне крупно повезло с командирами, вернее нам всем повезло. С самыми тёплыми чувствами вспоминаю Юрия Михайловича Лапушко из располагавшейся рядом с нами ДШМГ. Хоть он и не был моим прямым начальником, но действовать под его руководством доводилось довольно часто, - говорит Игорь Кисловский. - Я уверен, со мной согласятся все - он командир от Бога.
Тогда Лапушко был моложе многих офицеров, но только внешность выдавала его возраст, в остальном же он был на голову выше других начальников. В кругу офицеров не считалось зазорным, допустим, майору выполнять приказы на тот момент старшего лейтенанта Лапушко. Это действительно показатель: он только окончил пограничное училище, но уже после двух-трех операции талант Лапушко заметили, он быстро вырос до начальника штаба, а затем и начальника Керкинской десантно-штурмовой маневренной группы. С такими командирами не страшно на войне...
Для каждого самым памятным остаётся первый бой.
- Перед нами стояла задача заменить гарнизон правительственных войск Афганистана. Со своими обязанностями они плохо справлялись, да и участились случаи перехода их военнослужащих к бандитам, - вспоминает Игорь Кисловский. - В назначенное время мы прибыли в указанный район. Оставалось только спуститься в ущелье, где и должна была произойти смена. Но поступил приказ занять круговую оборону и окопаться наверху...
Утром повалил снег, в считанные минуты превративший в месиво глинистую почву. Ущелье заволокло туманом. Неожиданно со всех сторон начали палить «духи». Сейчас Игорь Юрьевич с усмешкой вспоминает детали боя, а тогда точно было не до смеха. Бойцы заняли круговую оборону. Отовсюду летели пули, стоял неимоверный грохот. Ему только и оставалось делать то, что и все вокруг. Так как это был первый боевой опыт Кисловского, он воспринимал происходящее как само собой разумеющееся, как обычный бой. Но как оказалось позже, бойцы ММГ попали в такую передрягу, что мама не горюй!
За все последующие годы афганской войны и близко к такой опасности, как тогда, возле ущелья, судьба Кисловского не забрасывала.
Когда возникла угроза полного окружения, командир дал приказ на отход. Моджахеды наступали на пятки пограничникам. Поразило больше все безрассудство бандитов - атаковали они в полный рост, чуть ли не плечом к плечу. Позже бывалые офицеры объяснили, что страх «душманы» подавляют наркотиками.
Больших потерь удалось избежать благодаря старшему лейтенанту Виталию Крымскому, который с экипажем БМП прикрывал отход основной группы. Все закончилось так же стремительно, как и началось. Методы ведения партизанской войны душманы усвоили очень хорошо...
Молодой лейтенант быстро втянулся в боевые будни. Пограничники контролировали простиравшиеся в глубь Афганистана многокилометровые зоны ответственности. Жизнь и службу осложнял беспощадный климат: на равнине - палящий зной, в горах - снег, мороз и пронизывающий ветер. А война... постепенно становилась рутинной работой. День ото дня отличался лишь задачами и сводками потерь.
Был как раз такой день, не предвещавший ничего особенного, но неожиданно потребовавший от Кисловского неординарного решения.
На войне очень важно взаимодействие соседей - истина, понятная даже дилетанту, далёкому от службы. Именно это взаимодействие и решили нарушить «духи», заминировав единственный проход в скалах, ведущий к отдельно стоявшей заставе. Отрезав путь, по которому могла бы прийти помощь, бандиты напали на пограничников, рассчитывая на лёгкую добычу.
Кисловский сразу вызвался возглавить группу из двух БМП, сел в первую машину и ринулся на выручку. На удивление, мины не взорвались. Как потом выяснилось, они были в пластмассовых корпусах, отчего остались незамеченными миноискателями, а детонаторы поставлены на срабатывание с третьего или четвертого раза. Боевые машины пехоты с бойцами мотоманевренной группы подоспели вовремя и, с ходу вступив в бой, отразили атаку душманов. Решительные действия командира группы Игоря Кисловского, немедленно пришедшего на помощь товарищам, сорвали планы бандформирования и спасли жизни многим пограничникам. За это офицер был удостоен ордена Красной Звезды. Впрочем, по словам Игоря Юрьевича, это те самые обычные боевые будни, которые день за днём, год за годом прибавляли опыта, знаний, уверенности в себе и в своих подчинённых.
Вот строки из подписанного генералом армии Вадимом Александровичем Матросовым наградного листа на второй орден Игоря Кисловского: «...будучи старшим боевой группы, умело и чётко командуя личным составом, под непрерывным огнём противника, используя складки местности, приблизился к одной из хорошо укрепленных точек бандитов и огнём из башенных орудий БМП сумел подавить её, тем самым обеспечил успешное продвижение основным силам и взятие населённого пункта».
Кончилась война в Афганистане, как официально принято считать, 15 февраля 1989 года. Но для пограничников в этой стране было ещё много работы. Да и позже граница с Афганистаном оставалась одной из ярких «горячих точек», сжигавших жизни российских пограничников. Всё так же гибли солдаты и офицеры, всё так же часто звучала команда «Застава, в ружьё!» и бойцы мотоманевренной группы спешили на выручку попавшим в беду товарищам, высаживались в горах, чтобы перехватить караван наркокурьеров, сутками лежали, замаски замаскировавшись, в засадах в мороз, в снег, в дождь...
В 91-м году Игорь Юрьевич стал преподавателем кафедры истории и культуры Голицынского пограничного училища и очень быстро снискал авторитет среди офицеров и курсантов, которые смотрели на опытного офицера как на живую легенду. Игорь Юрьевич с удовольствием передавал им свой опыт, прекрасно зная, как он необходим молодым лейтенантам. Но мирной жизни для Игоря Кисловского хватило ненадолго: через год заполыхал Таджикистан, и офицер снова написал рапорт о переводе в «горячую точку», чувствуя, что его опыт будет востребован там.
Та гражданская война, особенно жестокая и кровавая, врезалась в память много повидавшего офицера: ничем нельзя оправдать убийства детей и насилия над женщинами. Самое обидное - пограничники многого сделать уже не могли. Это была совсем другая война: рушилась страна, рушились идеалы, разворовывалось всё, что можно, жившие мирно соседи вдруг стреляли в спину друг другу...
В 1994 году Игорь Юрьевич вернулся на кафедру, где вскоре и закончил свою службу. В далекой гражданской жизни, в 1984 году, он защитил кандидатскую диссертацию, и в 2000-м решил продолжить научную работу, защитил докторскую на тему «Борьба России против экономической экспансии иностранных государств в конце XIX — начале XX века». Даже в науке Кисловский не изменил главному своему устремлению - защите России. В 2004-м Игорь Юрьевич получил звание профессора.
Несмотря на гражданский костюм и напряжённый график работы, он ни на минуту не забывал о своих однополчанах и о тех, кто сегодня остаётся «на передовой», кто ради безопасности страны ежедневно рискует жизнью. 13 марта 2003 года в Москве была создана некоммерческая общественная организация Ассоциация ветеранов спецназа и спецподразделений «Альфа-Вымпел-СБП», первыми членами которой стали уволенные в запас бойцы групп «Альфа» и «Вымпел», Службы безопасности президента, спецназа ГРУ, погранвойск, ВДВ и ВМФ. Многие из них - бывшие курсанты Голицынского училища, которым преподавал Игорь Юрьевич. Его непоколебимый авторитет и сыграл определяющую роль при выборе президента ассоциации. Ни на минуту не задумываясь, единомышленники выбрали человека, который заложил в них качества, жизненно важные для любого офицера.
Сейчас Игорь Юрьевич трудится на новом поприще и по-прежнему старается приносить максимальную пользу свой стране. Помимо помощи военнослужащим спецподразделений, ассоциация занимается патриотическим воспитанием молодежи, участвует в восстановлении храмов. Усилия Игоря Юрьевича Кисловского по возрождению храма Рождества Иоанна Предтечи патриаршего подворья в Сокольниках отмечены третьим в его жизни орденом - Святого Благоверного князя Дмитрия Донского 3-й степени от Русской Православной Церкви.
Что ж, настоящий человек тем и отличается, что, несмотря на любые преграды и жизненные трудности, он не теряет жизненные ориентиры. Пройдя через горнило двух войн и нечеловеческие испытания, офицер Кисловский доказал это. Отрадно сознавать, что его примеру готовы следовать молодые офицеры нового поколения...»


Фото из архива Кисловского Игоря Юрьевича, заместителя начальника 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кисловский И.Ю.


Фото из архива Кисловского Игоря Юрьевича, заместителя начальника 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кисловский И.Ю. после первого боя.


Фото из архива Кисловского Игоря Юрьевича, заместителя начальника 3 погз 1 ММГ 47 пого. Кисловский И.Ю. Советские военнослужащие раздают афганским детям продукты.

Категория: После афганской войны |
Просмотров: 6550
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright ММГ-1 Меймене © 2017
Используются технологии uCoz